ЦеркваНовиниСтаттіІнтерв'юГалереяРесурсиАвтори 
Календар 

Православіє 
 Основи віри
 Церква

Літопис 
 Новини
 Міжнародні новини

Галерея 
 Події

Письмена 
 Храми і монастирі
 Церковна історія
 Богословіє
 Філософія, культура
 Православний погляд
 Православіє і педагогика
 Молодіжне служіння
 Церква і суспільство
 Порада мирянину
 Суспільство про Церкву
 Церква і держава
 Міжконфесійні відносини
 Розколи
 Єресі та секти
 Подія
 Ювілей
 Дата
 Люди Божі

Слово 
 Слово пастиря
 Інтерв'ю

Православний світ 
 Ресурси
 Нове у мережі
 Періодичні видання
 Православний ефір
 Релігійна статистика
 Электронная лавка
 Бібліотека

Послух 
 Автори



карта сайта
 Михаил ФРЕНКЕЛЬ, Главный редактор газеты «Еврейский обозреватель», заслуженный журналист Украины.   Православный праведник мира

Погром — слово страшное, как крик в ночи. Великое их множество знала еврейская история…. Особого размаха погромы достигли в Российской империи. Не случайно русское слово “погром” без перевода вошло во многие европейские языки. В нынешнем году исполняется восемьдесят пять лет со дня завершения так называемой “третьей волны” еврейских погромов на территории Украины. А говоря проще, погромов, случившихся в годы гражданской войны. Кровавые события произошли в 100 населенных пунктах Волынской губернии, 164 — Подольской, 239 — Киевской, 42 — в Черниговской, 40 — Полтавской, 12 — Харьковской, 71 — Николаевской и Одесской, 26 — Екатеринославской. Впрочем, то жуткое время рождало не только палачей и жертв, но и героев. Касаться этой темы тяжело. Но и забывать нельзя.


* * *
Вначале слово историку Александру Найману, кропотливо изучившему кровавые события погромов:
«После капитуляции Германии 11 ноября 1918 года против режима гетмана Скоропадского активизировалось движение, которое возглавила Директория. За месяц восставшие освободили Киев и восстановили Украинскую Народную Республику. Среди политических сил, приветствовавших возвращение украинской власти, были и еврейские партии. Еврейские подразделения, входившие в состав войска Петлюры, активно участвовали в боевых действиях и тем самым создавали фундамент украинско-еврейского сотрудничества.
Принимая участие в построении УНР, представители еврейских партий и объединений неоднократно обращались к руководителям страны для предупреждения антиеврейских акций, одним из основных мотивов которых было отождествление большевизма с еврейством.
Однако немало старшин украинского войска не поддерживало идей украинской революции. Значительная их часть, отмечал Винниченко, состояла “из бывших гетманцев, из офицерни”, которая “разлагала наши войска, провоцировала их на эксцессы, тащила в бандитизм, в погромы”. “Таким образом, — продолжал Винниченко, — физическая сила, войско оставалось в руках элементов, которые не понимали революции или были явными контрреволюционерами и даже антиукраинцами”.
В этом и заключается причина еврейских погромов, которые впоследствии такой страшной, кровавой эпидемией разлились по всей Украине. Не имея глубоких, увлекающих солдатские массы социально-революционных лозунгов, атаманы должны были чем-то подбадривать “казацкий дух”. И “давали хлопцам погулять”, как говорилось тогда.
Пресса подчеркивала противоречие между декларациями правительства Украины и деятельностью исполнительных органов власти. Известные государственные документы, которые должны были гарантировать равноправие народам Украины, не имели влияния на местных руководителей»
В 1919 году в Украине произошло немало погромов. В телеграммах, разных документах и докладных записках Еврейского национального секретариата УНР приводились многочисленные факты погромов, грабежей и контрибуций в Броварах, Обухове, Коростене, Овруче, Горностайполе, Иванкове, Чернобыле, Черняхове, Коростышеве, в других городах и местечках Украины.
Противостоять массовым погромам могла лишь регулярная армия со строгой дисциплиной, но Головной атаман не смог ни стать ее организатором, ни распознать в погромах огромную разрушительную силу, которая в значительной степени обусловила ликвидацию УНР. Он опирался на многочисленные отряды под руководством практически неконтролируемых вожаков. Их действия, особенно погромного характера, получили название “петлюровщина”, хотя правильнее определять это явление как “атаманщину”. “Но какими бы добрыми намерениями ни руководствовался Петлюра во взаимоотношениях с евреями, — отмечает историк Субтельный, — он был неспособен контролировать атаманов, и их ужасающие преступления связывались с правительством”. С одной стороны, никаких антисемитских универсалов Петлюра не издавал. С другой — он не смог или не захотел защитить еврейское население Украины от собственных войск.

* * *
Однако, как было однажды сказано цинично, но метко: “Смерть миллионов — статистика”. А вот рассказ о конкретном случае зверства вызывает у людей боль.
Самым страшным в те годы многие считают погром в Проскурове (ныне Хмельницкий) 15 февраля 1919 года. Вот что рассказывает о нем председатель местной еврейской общины М. Лерман:
«В феврале 1919 г. близился к закату период Директории, отступавшие части, зачастую соперничавшие друг с другом, скопились в Проскурове. Был среди них и некто Самосенко, возглавлявший Запорожскую казачью бригаду. Он назначил себя начальником гарнизона, подчинив себе коменданта Киверчука. В этот период оживились и другие политические силы, тяготившиеся властью Директории. В частности левые, эсеры, социалисты, объединившиеся с коммунистами, стали готовиться к выступлению с целью захвата власти. Надо со всей определенностью подчеркнуть, что единства левых сил не существовало. Обстановка для выступления была крайне неблагоприятная, поскольку в Проскурове в тот период скопилось немало различных сил явно антикоммунистического направления, и потому любое выступление левых в этой обстановке было обречено на неудачу. В ночь на 15-ое в казармах на окраине Проскурова послышались выстрелы. Небольшая группа революционно настроенных солдат направилась к железнодорожному вокзалу, где в вагонах находились казаки. После короткой стычки солдаты были быстро разоружены. Тут же на вокзале состоялся митинг “по случаю победы”. Были накрыты столы, и вскоре солдаты под командой Самосенко под звуки духового оркестра направились по главной Александровской улице в район, населенный евреями, которые были объявлены виноватыми во всем. Была суббота. По традиции, отдыхавшие евреи вернулись из синагоги. И тут началась кровавая вакханалия. Убийцы не щадили ни стариков, ни детей. За несколько часов было убито примерно 1600 человек.
Однако среди не евреев в городе нашлись люди, ставшие на защиту невинных жертв. Нельзя забыть православного священника Климента Качуровского. Будучи отцом двух малолетних детей, он оставался верен истинно христианскому долгу. После начала погрома отец Климент собрал еврейских детей, спрятал их в погребе своего дома и сохранил при этом немало человеческих жизней. Но главное его ждало впереди. В церкви, во дворе у входа скопилось много испуганных погромом беспомощных людей. К ним прорывались убийцы. На их пути встал Климент Качуровский. Озверевшие бандиты жаждали крови. Заступник был исколот штыками. Смерть священника несколько остудила толпу. Люди были спасены. И сегодня рядом с братской могилой погибших во время погрома покоится тело праведника Климента Качуровского. В 1925 году на братской могиле был установлен монумент…».

* * *
Лично мне для того, чтобы верить в достоверность рассказанного, не нужно ссылок на какие-либо документы. Все дело в том, что я хорошо знаком, по всей вероятности, с единственным из живущих еще и ныне в Украине, а возможно, и за ее пределами, свидетелем проскуровского погрома. Я знаю его много лет. Можно сказать, с младенчества, потому что этот живой свидетель, чудом не ставший жертвой погромщиков, — моя мама Китя Григорьевна Эйвин. Сегодня ей уже почти девяносто. А тогда недобрым днем февраля девятнадцатого года две маленькие еврейские девочки-сестренки — шестилетняя Роза и четырехлетняя Китя играли во дворе, когда в ворота, размахивая саблей, вбежал петлюровец. Роза схватила младшую сестренку за руку, и они побежали к соседнему дому, стали колотить ручонками в дверь и громко проситься впустить их. Но насмерть перепуганные соседи не открывали. Девочек, по воле Всевышнего, спасло то, что бандит был сильно пьян. Он поскользнулся и упал. А сестренки прошмыгнули мимо него и, обогнув дом, убежали в дальний конец огорода и спрятались в стоявшей там уборной. Они прятались там всю ночь. Только утром вернулись домой, …где их уже не надеялись увидеть живыми.
Когда я еще подростком узнал от матери эту жуткую историю, именно тетя Роза дополнила рассказ. После окончания гражданской войны многодетная семья Эйвин (кроме мамы и тети Розы, в ней было еще две сестры и три брата) получила от советской власти полдома — несколько просторных комнат. А другую половину занимала… вдова Климента Качуровского. Стресс от трагической смерти мужа навсегда приковал ее к постели. Оставшись одна с детьми, практически без средств к существованию, она писала письма в различные инстанции. Возможно, результатом этих писем и стало предоставление им нового жилища уже при советской власти. За парализованной женщиной ухаживали дочь и преданная ей домработница. Мама вспоминает, что часто заходила в сад, где летом лежала в кресле вдова, и помогала работнице ухаживать за ней. Но из Проскурова мама вслед за сестрой уехала в Харьков еще подростком и о том, когда умерла Аполлинария Качуровская, ей неизвестно…
* * *
Долгие годы о благородном поступке священника из Проскурова широкая общественность ничего не знала. Быть может, потому, что о еврейских погромах в советской историографии упоминалось вскользь, как о чем-то мелком и несущественном по сравнению с атаками буденовской конницы. И только несколько лет назад уже в независимой Украине его имя явилось из небытия. У людей, небезразличных к состоянию межнациональных отношений в Украине, возникло желание, сохранить память о благородном поступке отца Климента.
Еврейская общественность Украины дважды отправляла документы в Иерусалимский институт Яд Вашем. Прошло уже много времени, но реакции Яд Вашема не последовало...
Мне, конечно, хорошо известно, что официально звание “Праведник мира” может присваиваться только в связи с событиями Второй мировой войны. Но кажется, что этого мало.
Да, мир наш устроен очень непросто. И число злодеев в нем, таких, как тот же атаман Самосенко, к сожалению, больше, чем в мире, который был бы совершенен. Как раз поэтому и нужно нам отдавать дань уважения людям высокого благородства.
...Я верю во Всевышнего, даровавшего евреям Тору. Но православный священник Качуровский мне ближе “добрых” соседей-единоверцев, не открывших у порога смерти дверь двоим маленьким сестренкам. Он ближе мне потому, что был Человеком. И мне безразлично, признают это чиновники из Яд Вашема или нет...


 

© Архивная версия Официального сервера УПЦ "Православие в Украине" 2003-2006 год Orthodoxy.org.ua
(при перепечатке материалов - активная индексируемая ссылка на archivorthodoxy.com обязательна)

Каталог Православное Христианство.Ру