ЦеркваНовиниСтаттіІнтерв'юГалереяРесурсиАвтори 
Календар 

Православіє 
 Основи віри
 Церква

Літопис 
 Новини
 Міжнародні новини

Галерея 
 Події

Письмена 
 Храми і монастирі
 Церковна історія
 Богословіє
 Філософія, культура
 Православний погляд
 Православіє і педагогика
 Молодіжне служіння
 Церква і суспільство
 Порада мирянину
 Суспільство про Церкву
 Церква і держава
 Міжконфесійні відносини
 Розколи
 Єресі та секти
 Подія
 Ювілей
 Дата
 Люди Божі

Слово 
 Слово пастиря
 Інтерв'ю

Православний світ 
 Ресурси
 Нове у мережі
 Періодичні видання
 Православний ефір
 Релігійна статистика
 Электронная лавка
 Бібліотека

Послух 
 Автори



карта сайта
 Священник Петр Коломейцев.    "Чаще всего инвалиды своими страданиями искупают чужие грехи"

Красота Православного богослужения и мелодичность молитвенных текстов благоприятно воздействуют на человеческую душу. В связи с этим большой интерес представляет вопрос: а как приобщаются к этой красоте люди, которые лишены возможности видеть, слышать и говорить? «Литургия для слепых», «литургия для глухонемых» — когда-то об этом только мечтали. А уже сегодня существует уникальный перевод богослужебных текстов Православной Церкви на так называемый «жестовый» язык. О том, как осуществляется проповедь Слова Божьего среди инакоодаренных людей, мы попросили рассказывать преподавателя Московского богословского института в честь святого апостола Андрея Первозванного священника Петра Коломейцева, который имеет опыт работы со слепыми и глухонемыми прихожанами.


— Отец Петр, Вы уже долгое время работаете со слепыми и глухонемыми прихожанами православных храмов. Что побудило Вас заняться этой проблематикой? Ведь чтобы приобщить таких людей к богослужению, недостаточно просто найти нужный подход. Нужно изучить весь мир этих несчастных людей…

— Не может не печалить то, что куда бы ни пришли эти люди, в ЖЭК или поликлинику, их нигде не понимают. Идея работы с ними состоит не в том, чтобы проповедовать Евангелие там, где оно еще не звучало. Хотелось, чтобы православный храм стал местом, где бы их понимали. Ведь эти люди имеют ограниченный круг общения — небольшие сообщества инвалидов, действующие на предприятиях. Кино для этих людей закрыто, субтитры в телевизионных программах сняты, в театрах, как известно, нет ни бегущей строки, ни сурдопереводчиков. Поэтому необходимо открыть двери храмов, чтобы эти люди могли наравне со слышащими и видящими понять смысл богослужения, почувствовать себя равными среди прочих прихожан. И эта задача важна не менее чем проповедь Священного Писания среди непросвещенных народов.

С этой проблемой я столкнулся в личной жизни, когда моя бабушка потеряла слух. С тех пор она сидит дома, не имея возможности позвонить родным по телефону, а по телевизору видит лишь картинку. Очень тяжело общаться с людьми, которые, так сказать, "выключены" для общественной жизни. Ведь самое дорогое, что есть у человека, это общение, и потерять его — большая трагедия. Поэтому отрадно, что для многих из этих людей храм становится не только домом молитвы, но и местом общения. Многие слышащие люди в нашем приходе выучили жестовый язык, а одна женщина, потерявшая слух в возрасте пятидесяти двух лет, даже стала сурдопереводчиком. Это удивительно, потому что людям, утратившим способность слышать в эти годы, очень трудно приспособиться. Значительно легче постичь жестовую азбуку тем, кто стал глухонемым в раннем возрасте.


— Несут ли православные христиане ответственность за инакоодаренных людей?

— Мы помогаем им чувствовать себя полноценными людьми. В этом и состоит наша миссия. Они же не дают нам забыть о нашем христианском призвании. Общество, которое желает избавиться от инвалидов, становится морально изуродованным. Так было в фашистской Германии. А в Советском Союзе в послевоенные годы нередко были случаи, когда для фронтовиков-победителей с тяжелыми увечьями создавались далеко не лучшие условия. Необходимо понимать, что инвалиды "на своих плечах" несут тяжесть каких-то наших ошибок. Православная Церковь учит, что эти люди своими страданиями искупают чужие грехи. Это и обязывает нас повнимательнее относиться к инвалидам.


— Слепые лишены возможности видеть красоту богослужения, а глухонемые — слышать прекрасные мотивы молитвенных текстов. Но ведь мы говорим, что Господь создает всем равные возможности для богопознания. Не скрывается ли здесь противоречие?

— Православная Церковь обладает такими удивительными возможностями, благодаря которым благодать передается любыми путями. Бывая на многих конференциях за рубежом, я увидел, что для протестантов главное достичь понимания текста и передать его другим. Для них вся жизнь в тексте. Если же адепты не понимают, значит, община непригодна для того, чтобы выполнять свою миссию. Их богослужение лишено зрительной образности. У нас же, если человек не может видеть красоту службы, то он может слышать молитвенные тексты. Если не слышит, тогда видит все, что происходит в храме. В этом отношение православное богослужение универсально. Но есть такая категория людей, как слепо-глухие. Так, в Троице-Сергиевой Лавре в Москве расположен интернат, в котором занимаются воспитанием инакоодаренных детей. Я вспоминаю, как у меня начинался диалог с ними. К счастью, кроме того, что помощники переводили на жестовый язык то, что я говорил, я и сам владею искусством такого общения. Слушатели также отвечали мне "пальцевой азбукой". Таким образом, у нас завязалось общение. Интересно то, что они трогали мою рясу, им почему-то хотелось, чтобы я дотронулся до них, покрыл рукавом их голову, кто-то просил накрыть его епитрахилью. Я взял с собой кадило и несколько сортов ладана. Для них это было праздником. Поэтому неудивительно, что, прощаясь со мной, они говорили: "Мы понимаем, что такое красота, что такое благодать, потому что мы все это чувствуем". А сколько радости доставили им водосвятный молебен, помазание елеем и окропление водой. Православная Церковь обладает уникальным богатством и обширными возможностями вербального общения, поэтому нельзя сказать, что Господь лишил слепо-глухих возможности приобщиться Его благодати. Огромное впечатление произвело на меня то, что воспитанники Московской духовной семинарии стали приходить в этот детский дом, многие из них выучили жестовый язык для того, чтобы посвятить свою жизнь служению этим людям. Жалко, что у нас нет института социальной диаконии. Хотя в некоторых духовных школах студенты могут свободно общаться со священниками, имеющими огромный опыт служения в тюрьмах, больницах или воинских частях. В Католической же Церкви в каждой семинарии социальная диакония является общеобязательной дисциплиной, и преподаватели стараются как можно быстрее выявить, у кого из студентов есть желание работать с умственно отсталыми или с сиротами, с наркоманами или алкоголиками, с заключенными или военнослужащими. В соответствии с этим их обучают необходимым профессиональным навыкам. Неразумно рассчитывать лишь на внутреннее вдохновение, ведь уже имеется многолетний фундаментальный опыт деятельности в этой области.


— Среды православных верующих часто звучат словосочетания "литургия для слепых" и "литургия для глухонемых". Что подразумевается под этими понятиями?

— Что касается слепых, то для них отдельной Литургии нет. В московских храмах существует лишь практика участия незрячих в обыкновенных богослужениях. Существует много богослужебных книг, набранных шрифтом Брайля, с которых они и считывают текст. У многих из них прекрасно развита звуковая память. Также есть хор для слепых. Известно, что до революции эти люди молились в храме в честь Воскресения Христова в Сокольниках.

Литургия для незрячих должна обладать несколькими признаками: громкое внятное пение, ясное чтение, необходимо, чтобы кто-то отвечал за то, чтобы слепой человек без особого труда нашел удобное место. Но главная проблема — это, пожалуй, преодоление пути незрячими прихожанами к месту богослужения, по возможности организация транспорта для этой цели.

Что же касается глухонемых, то и здесь немало трудностей. Как правило, не хватает средств для приобретения бегущей строки. Поэтому мы занялись переводом богослужебных текстов на жестовый язык. Пришлось проработать жестовые словари многих стран мира для того, чтобы объяснить глухонемым каждое слово, звучащее во время всенощного бдения и Божественной литургии. К этой деятельности мы привлекли сурдопереводчиков, которые на фоне звучания хора переводили богослужебные тексты. Возгласы произносили сами священники, что называется, "на пальцах". Для этой цели был установлен иконостас немного ниже обычного. Когда священник не мог повернуться лицом к народу, "говорил" сурдопереводчик. Своеобразно была организована исповедь глухонемых. Исповедальное место было огорожено ширмочкой, чтобы никто не смог подсмотреть. Таким образом, сохранялась тайна исповеди. Успешное проведение богослужений стало возможным благодаря огромной работе, проведенной во внебогослужебное время. А начал эту деятельность протодиакон Новодевичьего монастыря отец Павел Трошкин. Вначале он переводил богослужение на язык жестов, а затем специально обученные воспитанники духовной семинарии на занятиях воскресной школы объясняли глухонемым прихожанам наиболее сложные моменты молитвенных последований.

Интересно, что в таких службах могли принимать участие и слепо-глухие. Кто-то из глухих, наблюдая за ходом богослужения, одновременно переводил тексты произведений на "пальцевый" язык.


— Несмотря на то что богослужение уже приспособлено для нужд слепых и глухонемых, далеко не все называют этих людей полноправными прихожанами…

— Напротив, многие из этих людей привели в Церковь своих родных и близких. Войдя в церковную среду, они, несмотря на свои физические недомогания, не остались неучами. Многие из них даже получили богословское образование в духовных семинариях, где лекции для них читались на языке жестов. Более того, сейчас в Москве уже есть один диакон из слабослышащих. Это лишает нас оснований говорить о духовной ущербности этих людей.

Недавно возобновилось богослужение в Петропавловском храме, что у Красного моста в Петербурге, который еще до революции считался приходом для глухонемых. Сейчас он расположен на базе Герценовского педагогического института. Возглавляет эту общину священник Артемий Скрипкин, а переводом богослужебных текстов занимаются аспиранты дефектологического факультета медицинского университета. Таким образом, среди слабослышащих немало умных и практичных людей с высшим образованием.


— Скажите, какого рода церковные послушания могут нести эти люди?

— Как это ни парадоксально, но среди незрячих и слабослышащих есть профессиональные иконописцы, специалисты, изготавливающие прекрасные священнические облачения, а также замечательные педагоги, которые, кроме каких-то церковных послушаний, преподают основы православной культуры в спецшколах.


— Как Вы думаете, не испытывают ли эти люди неудобство перед обществом из-за каких-то комплексов неполноценности, связанных с физическими недомоганиями?

— Глухонемому человеку очень трудно приходится в обществе. Но стоит появиться переводчику, как проблема тут же решается. Хотя на Западе к решению этой проблемы подходят значительно серьезнее. Так, ни одно важное событие из общественной жизни не обходится без сурдопереводчика. Лучше всего это видно на примере телевидения. Что бы там ни показывали, переводчик в углу экрана объясняет смысл происходящего. Причем на Западе с этим уже настолько свыклись, что трудно даже себе представить, где глухонемому было бы трудно. У нас же неслышащему человеку пока тяжело практически везде. Мне приходилось быть свидетелем скандалов, возникающих на этой почве. Слишком частыми стали случаи, когда, скажем, кассирша в магазине раздраженно возвращает деньги, не понимая, что хочет человек. Стоит мне объяснить, в чем дело, человек тут же резко меняется, проникаясь сочувствием и уважением к инвалидам. Чаще всего противоречия возникают из-за того, что мы не хотим понять людей, лишенных возможности сказать и услышать. Как только возникает взаимопонимание, проблема исчерпывается. Ведь глухонемые люди очень добрые и отзывчивые. Помню, с каким вниманием представители общества инвалидов одного из промышленных заводов слушали лекцию на библейскую тематику, так что даже не хотели прощаться с нами. Диву даешься, с какой добротой они общаются с человеком, стоит ему хотя бы раз пойти им навстречу.


— Не кажется ли Вам, что люди почему-то побаиваются инвалидов?

— К сожалению, это действительно так. Это связано с тем, что мы слишком долгое время прожили, не замечая инвалидов, думая, что есть специальные места, где за ними ухаживают. Эти пансионаты для немощных, как правило, расположены не в больших городах, а где-нибудь на окраинах. Иногда это делалось для того, чтобы убрать их с глаз долой. Кроме того, вся среда как бы настроена против инвалидов. Ведь у нас нет паландусов для колясок или низко расположенных выключателей. Если в Париже инвалид может путешествовать в метро и автобусах, то у нас эти люди не имеют возможности спуститься с этажа, чтобы съездить в магазин за покупками. Наше общество не приспособлено для того, чтобы принимать этих людей. Только сейчас стали появляться отдельные приспособления для инвалидов, но вводятся они как элементы евростандарта, а не социальной защиты граждан.

В связи с этим хотелось бы сказать, что в Москве есть детский центр «Живая нить», в котором для умственно отсталых детей организована целая воспитательная программа, включающая в себя специальные упражнения на лошадях, занятия в артстудии, где они рисуют, лепят, вырезают и выжигают по дереву, играют в фольклорные игры и ставят спектакли. С этими инвалидами работают часто дети сотрудников пансионата. Это свидетельствует о том, что взаимопонимание между инвалидами и полноценными людьми может быть достигнуто.

Поэтому я считаю, что главная причина того, что эта категория людей чувствует себя одиноко, в том, что мы не готовы с ними общаться.


— Часто неверующие люди, получая серьезные травмы, впадают в уныние, а то и вообще разочаровываются в жизни. Как в подобных случаях ведут себя православные верующие, потерявшие зрение или слух?

— К такому, конечно же, никто никогда не готовится. Но людям, потерявшим слух или зрение в раннем возрасте, менее тяжело психологически в отличие от тех, которые стали инвалидами в молодом или зрелом возрасте. Как правило, у людей, получившись травму, независимо от того, светские они или верующие, возникает много вопросов. Почему? За что? Как Бог, будучи милосердным, мог это допустить? Преимущество же верующих людей в том, что Православная Церковь может найти те слова утешения, которые так необходимы. Ведь то, что один человек больной, а другой здоровый, не дает нам оснований полагать, что Бог несправедлив. Ведь Его справедливость состоит в том, что Он любит всех одинаково. Нужно просто суметь объяснить, что то, что какая-то часть жизни (телесная) ему не доступна, совершенно не значит, что от него скрывается другая ее сторона — духовная. В этом смысле Церковь способна оказать помощь людям, столкнувшимся с жизненными трудностями. И здесь немалая ответственность возлагается на священников, так как не всем можно ответить: «Бог тебя испытывает». Поэтому учить пастырей тем словам, которые следует говорить несчастному человеку, нужно еще на семинарской скамье.


— Скажите, пожалуйста, как проходит процесс воцерковления этих людей?

— Очень хорошо проходит процесс воцерковления вновь пришедших, когда приходской священник готов работать с инвалидами, а еще лучше, когда в общине есть уже такие люди, которое могут морально поддержать новичков, помочь им лучше понять смысл богослужения и лекций священника. Как правило, православные храмы посещает немало инвалидов с совершенно разными увечьями. Лучше, чтобы во время занятий в воскресной школе этих людей не объединяли, а занимались с ними отдельно: отдельно со слепыми, с глухонемыми, отдельно с алкоголе- или наркозависимыми и так далее. Для укрепления веры уже воцерковленных инвалидов существует и такая практика: им предлагают переписываться с заключенными, одинокими, военнослужащими, тяжелобольными людьми, которые нуждаются в духовной поддержке.


— Насколько, по-вашему, реальны перспективы дальнейшего пастырского служения среди слепых и глухонемых?

— К счастью, активная работа со слепыми и глухонемыми уже ведется в Москве, Санкт-Петербурге, Кемерово и Брянске. Причем основную деятельность осуществляют сами инвалиды. Из их числа создаются инициативные группы, которые устанавливают контакты со священниками, представителями власти, благотворителями. Они стараются привлечь к этой работе как можно больше людей себе подобных.


— И, наконец, что бы вы хотели пожелать инакоодаренным людям?

— Прежде всего хочется пожелать, чтобы мы бережнее и внимательнее относились друг к другу. Людям же, здоровым и обеспеченным, хочется посоветовать, чтобы они не боялись помогать инвалидам, не унижали их человеческое достоинство. Ведь несмотря ни на что, мы все равны перед Богом. Нужно быть добрее. К каждому человеку существует индивидуальный подход. Как говорил преподобный Серафим Саровский: "Избыток дан человеку не для того, чтобы он гордился им, но чтобы помогал нуждающемуся восполнить его недостаток".

Беседу вел Александр Андрущенко


 

© Архивная версия Официального сервера УПЦ "Православие в Украине" 2003-2006 год Orthodoxy.org.ua
(при перепечатке материалов - активная индексируемая ссылка на archivorthodoxy.com обязательна)

Каталог Православное Христианство.Ру