ЦеркваНовиниСтаттіІнтерв'юГалереяРесурсиАвтори 
Календар 

Православіє 
 Основи віри
 Церква

Літопис 
 Новини
 Міжнародні новини

Галерея 
 Події

Письмена 
 Храми і монастирі
 Церковна історія
 Богословіє
 Філософія, культура
 Православний погляд
 Православіє і педагогика
 Молодіжне служіння
 Церква і суспільство
 Порада мирянину
 Суспільство про Церкву
 Церква і держава
 Міжконфесійні відносини
 Розколи
 Єресі та секти
 Подія
 Ювілей
 Дата
 Люди Божі

Слово 
 Слово пастиря
 Інтерв'ю

Православний світ 
 Ресурси
 Нове у мережі
 Періодичні видання
 Православний ефір
 Релігійна статистика
 Электронная лавка
 Бібліотека

Послух 
 Автори



карта сайта
 Епископ Тираспольский и Дубоссарский ЮСТИНИАН.   «Грех всегда ищет себе оправдание»

Наша епархия единственная в Русской Православной Церкви, которая существует в непризнанном государстве.

— Владыка, с 1995 года вы управляете Тираспольской и Дубоссарской епархией, которая находится в довольно-таки неспокойном регионе. Как бы вы сами его охарактеризовали?
— Приднестровье — действительно неспокойный регион, и эта неспокойность в нем заложена. Как свидетельствует история, левый берег Днестра, а это основа нынешней Приднестровской Республики, был частью Киевской Руси, а потом вошел в состав Русско-Литовского княжества. Само же возникновение имени "Молдавская республика" относится к началу 20-х годов XX-го столетия. Тогда по правому берегу Днестра проходила румыно-молдавская граница. Тогда из Украины было выделено несколько районов с центром в городе Балта. Так образовалась Молдавская Советская Автономная Социалистическая республика. После Великой Отечественной войны Молдавия была присоединена к Советскому Союзу. Политические процессы, с которыми столкнулось общество после распада СССР, особенно больно сказались на Приднестровье, жители этого региона думали, что живут на своем месте, и никто не считал себя пришельцем на этой земле. Тогда Кишинев был настолько слаб, что даже был готов уйти под власть Румынии. Вместе с тем власти города не хотели упускать левый берег Днестра — Приднестровье, жители которого не собирались уходить под власть Кишинева, а тем более Румынии. Изучая историю региона, понимаешь, что дает его жителям находиться в единстве и сплоченности. Дело в том, что основу населения Приднестровья составляют три православные национальности: украинцы, русские и молдаване, и ни одна из них не является здесь превалирующей.
Нужно сказать и о том, что наша епархия единственная в Русской Православной Церкви, которая существует в непризнанном государстве. К сожалению, даже в Церкви, не говоря об обществе, это не всегда находит должную оценку, понимание и подкрепление.

— И тем не менее Православие в Приднестровье укрепилось…
— Несмотря на трудности, по милости Божьей жизнь Православной Церкви в Приднестровье не стоит на месте. Количество приходов постоянно увеличивается. Так, на шестьсот тысяч населения у нас приходится семьдесят приходов, есть одно двухгодичное духовное училище и мужской монастырь. Также при епархии действует благотворительная столовая, и каждый день до двухсот человек из малообеспеченных получают горячие обеды. При городских храмах действует несколько крупных православных библиотек. Налажено сотрудничество Православной Церкви с Министерством образования. Практически во всех городах и селах Приднестровья дни населенного пункта совпадают с престольными праздниками. Как правило, этот день считается выходным и начинается с Божественной литургии. Всегда с радостью вспоминаю День города в Тирасполе, который приходится на праздник Покрова Божией Матери. По традиции, в этот день совместными силами епархиального управления и Тираспольского университета мы проводим Покровские чтения, на которых определяются лучшие статьи студентов как светских учебных заведений, так и духовных школ. Они премируются годичными студенческими стипендиями в честь первого Кишиневского митрополита Гавриила (Банулеско-Бодони), который одно время управлял Киевской кафедрой.

— Вы отметили, что сейчас церковная жизнь в регионе не стоит на месте. Стало быть, когда Вы сюда прибыли, здесь было все по-другому?
— Когда восемь лет назад я занял Тираспольскую кафедру, ситуация была иной. Тогда люди еще окончательно не оправились от жестокой войны между Кишиневом и Тирасполем, в результате которой погибло более шестисот человек. Многие пропали без вести. До сих пор специальная комиссия, вскрывая могилы, не может установить, где чьи останки. Многие стали инвалидами. В регионе, где православные успешно воевали с турками, пролилась кровь православных — украинцев, россиян, молдаван и белорусов.

— Но ведь конфликт был политическим?
— Да, и урегулировать его нужно было политическими методами. Многие отрицают возможность участия духовенства в урегулировании политических кризисов. У меня есть своя точка зрения. Пребывая на земле, Спаситель никогда не отворачивался от человека. Например, однажды Он позаботился о том, чтобы люди, слушая Его проповедь, не ушли домой голодными. Мы же, по словам апостола, должны подражать Господу. Кто сказал, что политическая неустроенность края не может стать объектом внимания духовенства? Если накормить голодного священник должен, и это вменяется ему в заслугу, то можем ли мы говорить, что участвовать в урегулировании политических конфликтов стране предосудительно? Помню, как восемь лет назад возбужденные казаки говорили мне: "Не поминайте Митрополита Кишиневского Владимира". Я же отвечал: "Такого я не могу себе позволить". А в это время реакционные силы пытались принудить Митрополита Владимира не поминать Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и тем самым расшатать каноническое единство Церкви. Священник не может быть равнодушным по отношению к общественным процессам. Да, мы не должны увлекаться политикой настолько, чтобы она стала смыслом нашей жизни. Но если миротворчество является политикой, то ею необходимо заниматься.

— А прислушиваются ли власти Приднестровья к голосу духовенства?
— Нам приходится сталкиваться с такой антиномией: государственные чиновники во всеуслышание провозглашают Православие традиционной религией, в адрес духовенства звучит много красивых слов. Но стоит Церкви приобрести авторитет, у власть имущих появляется некая ревность. Так, в политических кругах можно услышать: "Смотрите-ка, оказывается, свои позиции нужно соотносить с мнением Церкви". Как ни прискорбно, но иногда церковный авторитет вызывает зависть. Например, президент и председатель парламента Приднестровской Республики относятся к Православной Церкви с большим уважением. Но как говорят в народе: "Милует царь, да не жалует псарь". Поэтому хорошие отношения с руководителями государства может испортить какой-то мелкий завистливый чиновник.

— Иногда пастырю, пытающемуся как-то урегулировать общественно-политический конфликт, говорят: "В Церкви ведь тоже нестроения, так что вы сначала наведите порядок у себя….»
— Грех всегда найдет себе оправдание. Если бы чиновники видели неразделенную Церковь, они бы постарались найти какие-то другие изъяны. Но дело в том, что на территории нашей епархии нет ни филаретовцев, ни автокефалов, ни других подобных псевдоюрисдикций. Их существование — трагедия для верующих Украины. Теми чиновниками, которые дают возможность раскольникам и униатам захватывать величественные памятники духовности, движет не вера в Бога. Для них Церковь — это способ борьбы на политической арене. Эти люди не болеют за Церковь. Они смотрят лишь на ризу, и им абсолютно все равно, кто такой и где взялся. Я же иначе как «лицедействами на церковной сцене» не могу назвать безблагодатные сборища раскольников, Таким образом, возможность нечто проповедовать получают не пастыри, а артисты. Не побоюсь назвать таких чиновников полумертвыми людьми. Ведь если бы они были верующими, то сразу почувствовали наигранность, которая лежит в основе раскольничьих сборищ. К сожалению, в последнее время наблюдается влияние Запада в обществе, и мы, православные, должны дать адекватную оценку событиям, происходящим в мире. Восточный мир стремится к тому, чтобы сохранить многообразие и культуру, чтобы человек жил на земле, уважая свое вероисповедание и прославляя Творца. Западный же мир пытается все сравнять, снивелировать: все краски слить в одну емкость, чтобы в результате получилось серое убожество, которым они и рады выкрасить весь мир. И этому надо противостоять.
К нам по милости Божьей не проникает влияние румынских приходов, как это наблюдается на Правобережье. Поэтому нашим священникам не могут ставить в пример враждебные внутрицерковные отношения.

— Вот вы упомянули о проникновения в юрисдикцию канонической Церкви в Молдавии румынских приходов. А чем они опасны?
— Румынская Православная Церковь недружественно ведет себя по отношению к нам. Мне тяжело говорить об этом, потому что к ней у меня очень теплые отношения. Ведь богословское образование я получал в Бухаресте. Но Румынский Патриархат под давление политиков позволяет себе организовывать приходы и даже создавать отдельную епархию на чужой канонической территории. Так, кроме общепризнанного Предстоятеля Молдавской Церкви Митрополита Владимира, существует самовольно поставленный Румынией «архиепископ Кишиневский Петр», «митрополит Бессарабский и Экзарх Молдавских земель». Это бывший епископ Бельский, викарий Кишиневской епархии, который, имея лишь семинарское образование, не справился с управлением епархией на севере Молдавии и вступил в серьезный конфликт с митрополитом Владимиром, священниками и верующими своей юрисдикции. Чувствуя неспособность быть архиереем, он попросился на покой в один из румынских монастырей. Вот его и использовали для всей этой катавасии. Создание отдельной епархии на канонической территории Молдавской Церкви — это шаг, от которого румынам следовало бы воздержаться, так как в одном городе не может быть двух епископов с одним и тем же титулом. Здесь же при здравствующем митрополите Кишиневском вдруг, откуда не возьмись, появляется архиепископ. Забавно звучит и титул этого ставленника: "Экзарх Молдавских земель". Румыны понимают это так: все этнические румыны, к которым относятся и молдаване, живущие на молдавской территории, должны подчиняться не местному священноначалию, а архиепископу Петру (Подураву). А это идет вразрез со здравым смыслом и каноническим устройством Церкви. Где бы православный человек ни жил, он подчиняется местному архиерею, независимо от национальности, а раскол Церкви по национальному признаку — это показатель того, что Церковь не собирает, а национальная проблема ставится выше веры во Христа.

— Владыка, многие выпускники Кицманской семинарии продолжают обучение в украинских духовных школах. С какими впечатлениями они возвращаются на Родину?
— То, что наши ребята могут обучаться в украинских духовных школах, — уникальная возможность для нас приобщиться к высотам богословской мысли. Мы очень благодарны Украинской Православной Церкви и ее Предстоятелю Блаженнейшему Митрополиту Киевскому и всея Украины Владимиру за то, что, хотя и в Украине не на сто процентов решена проблема обучения своих кадров, он находит возможность обучать еще и наших людей.

— Владыка, вы посетили Украину. Чем является ваш нынешний визит и с какими впечатлениями вы покидаете нашу страну?
— Хочу отметить, что Киев, мать городов русских, есть и будет оставаться духовной столицей. Я давно собирался посетить этот чудный город. Чего стоит только побывать на богослужении в Свято-Успенском соборе или приложиться в пещерах к святым мощам преподобных Киево-Печерских! Люди преодолевают многие тысячи километров, чтобы посетить эти святыни, и добрые впечатления остаются на долгие годы.
Беседу вел Александр Андрущенко


 

© Архивная версия Официального сервера УПЦ "Православие в Украине" 2003-2006 год Orthodoxy.org.ua
(при перепечатке материалов - активная индексируемая ссылка на archivorthodoxy.com обязательна)

Каталог Православное Христианство.Ру