ЦеркваНовиниСтаттіІнтерв'юГалереяРесурсиАвтори 
Календар 

Православіє 
 Основи віри
 Церква

Літопис 
 Новини
 Міжнародні новини

Галерея 
 Події

Письмена 
 Храми і монастирі
 Церковна історія
 Богословіє
 Філософія, культура
 Православний погляд
 Православіє і педагогика
 Молодіжне служіння
 Церква і суспільство
 Порада мирянину
 Суспільство про Церкву
 Церква і держава
 Міжконфесійні відносини
 Розколи
 Єресі та секти
 Подія
 Ювілей
 Дата
 Люди Божі

Слово 
 Слово пастиря
 Інтерв'ю

Православний світ 
 Ресурси
 Нове у мережі
 Періодичні видання
 Православний ефір
 Релігійна статистика
 Электронная лавка
 Бібліотека

Послух 
 Автори



карта сайта
 Епископ Сумской и Ахтырский ИОВ.   "Господь никогда не насилует волю человека!"

То, что высшей светской школе необходима духовность, - факт очевидный.

Владыка, в последнее время много говорят о реформе системы церковного богословского образования. Необходимо ли признание равноценности церковных дипломов о высшем богословском образовании дипломам об окончании государственных вузов?

Мне кажется, что такое признание было бы взаимовыгодным как для Церкви, так и для государства. Казалось бы, высокий уровень образования выпускников наших духовных школ признается светскими учеными и так: в программах научных конференций по религиозной и исторической тематике имена наших докладчиков, с указанием ученых степеней по богословию, стоят рядом с именами светских специалистов. Однако далеко не каждый вуз или средняя школа позволят читать у себя факультативные лекции тем из наших выпускников, у которых нет светского педагогического образования. Так что юридическое признание государством диплома выпускника семинарии или академии как документа, равноценного светскому вузовскому диплому, открыло бы реальные возможности сотрудничества Церкви и государства в сфере образования и науки.

То, что высшей светской школе необходима духовность, - факт очевидный. Но без выпускников наших духовных школ высшей светской школе не удастся решить целый ряд весьма важных проблем. В государственных вузах студенты слушают курсы философии, религиоведения, изучают литературу, искусство, психологию. Но они не знакомы с богословием. Некоторые опасаются влияния со стороны преподавателя-священнослужителя. Но ведь и светские преподаватели бывают разные. Где гарантия, что студент не попадает в зависимость от мировоззренческой окраски, предложенной светским лектором. Но даже если студенты имеют дело с целым коллективом преподавателей, которые ни сознательно, ни подсознательно не навязывают своих установок, то все равно, учитывая состояние нашего общества, следует признать, что слушатели пребывают в секулярной атмосфере, а это повлияет и на их становление как профессионалов, и на их будущую деятельность.

О религиоведении же следует сказать отдельно: оно дает лишь поверхностное представление о своем предмете. Для подлинного понимания религиозной жизни страны, в которой живешь, необходимы куда более глубокие знания и размышления. Последние порой мучительны, но только так рождается искренний выбор своих взглядов. И вот здесь-то для студентов - будущих строителей страны - и незаменимо общение с живым представителем религиозной традиции: не просто человеком, который процитировал православный катехизис, но который показал, предложил, как пищу для размышлений, собственный пример православного общения, обсуждения жизненно важных вопросов, поделился каким-то опытом и так далее. Это не значит, что сразу все пойдут за ним. Но студенты соприкоснутся с тем, без чего сегодня нельзя обойтись гражданину нашей страны, которая построена благодаря именно Православию. Отнять у студентов возможность такого соприкосновения - значит не дать им представления о важнейшей составной их будущего, не дать им полноты того, что поможет потом обрести самих себя. Ибо даже отказ от православного видения жизни и профессиональной деятельности должен быть обоснованным. А обосновать свой выбор может только тот, кто знает, от чего отказывается.

Если говорить конкретно об опыте Вашей епархии, существуют ли наработки в сферах православного образования и сотрудничества со светскими школами?

Если начинать снизу, то в числе церковно-приходских школ нашей епархии имеются четыре примера для подражания: по две детские и взрослые приходские школы. Детские - при кафедральном соборе и в поселке Жовтневое. В Жовтневом создан прекрасный хор, ребята проводят выступления в интернатах, домах культуры. Из образцовых взрослых воскресных школ одна катехизаторская, другая -- для тех, кто уже прошел азы Православия и хочет изучать жизнь Церкви более глубоко, интересуется литургическим богословием, философией, творениями святых отцов. Эта школа называется у нас Православной академией для мирян. В епархии действует также духовное училище для будущих священников, катехизаторов, преподавателей и других тружеников на церковной ниве. В училище обучаются и девушки.

Сотрудничество со светскими школами в процессе становления уже в течение двух лет. В этом году в Украинской академии банковского дела наши священнослужители ведут регулярное чтение лекций. Но пока это единственный вуз, руководство которого сочло такую форму сотрудничества приемлемой. В другие вузы нас хотя иногда и приглашают, но эти контакты не носят системного характера. Наши священники читают также курсы по христианской этике, эстетике и культуре в двух частных гимназиях. Но и здесь, как и в Банковской академии, положительное решение вопроса о сотрудничестве обусловлено позицией руководства. Иными словами, все держится на добрых отношениях и взаимопонимании с конкретными руководителями и педагогами.

В остальном же светские школы еще живут стереотипами прошлого - "школа отделена от Церкви" - или предпочитают копировать пример Киева: как там, так и у нас. Для них было открытием, когда мы провели педагогическую конференцию. Но их восторг остался восторгом и не побудил к серьезным шагам навстречу. Справедливости ради отмечу, что, когда мы создали общество православных педагогов - преподавателей вузов и школ, - и они пошли по школам с лекциями, видеоматериалами, нравственными беседами, то не было случая, чтобы их в какую-то школу не пустили. Впрочем, здесь важную роль играет то, что по школам ходили профессиональные педагоги.

Хотелось бы гораздо большего, но пока есть то, что есть. Однако и при таком положении дел наблюдается определенная обратная связь: растет число молодых людей, которые поступают в наше духовное училище уже при наличии высшего светского образования. Например, сотрудник одного из банков, имея два высших образования, поступил в наше училище, а у себя на работе ведет активную катехизическую деятельность. В Педуниверситете один доцент стал священником, оставаясь при этом и преподавателем. Мы, со своей стороны, приглашаем некоторых светских преподавателей в наши духовные школы для преподавания языков, логики, психологии.

Сотрудничество есть, но его необходимо развивать и нести учащимся слово о Православии, используя все приемлемые для этого возможности. Следует заметить, что нерешительность тех вузов, которые воздерживаются от активного сотрудничества с нами, работает против них. Супруга ректора одного из вузов уже увлеклась учением Ольги Асауляк, что привело ректора к опасениям относительно религиозности вообще как таковой. А если бы оба были грамотнее, таких крайностей можно было бы избежать.

Православную Церковь часто упрекают в том, что ее служители, в отличие от протестантов, не проповедуют "даже на базарах". А должны ли мы там проповедовать?

Что касается базаров, то мы, к примеру, пробовали раздавать нашу епархиальную газету и газету Киевской митрополии прямо на улицах, а также разносили по домам. Но многих это только насторожило: люди привыкли, что этим, как правило, занимаются только сектанты, которые в Сумах уже всем надоели. И теперь мы раздаем газеты в храме после богослужения, а прихожане уже передают их другим людям в миру по своему усмотрению.

Но затронутый вопрос гораздо сложнее. Дело в том, что мы и в храме-то не используем всех имеющихся возможностей общения с людьми. Это раз. А во-вторых, у многих из нас нет миссионерского духа, имея который - в совокупности с опытом подлинной церковности, - человек в самых разных местах и обстоятельствах умел бы деликатно и с любовью нести людям слово веры. Вместо того чтобы посвятить людям максимум времени в храме, где они особенно раскрыты сердцем и готовы слушать, мы ограничиваемся двумя-тремя словами, исполнением треб, а дальше: "идите с миром". Не говоря о частых проявлениях равнодушия и грубости.

Кроме того, некоторые наши молодые неофиты стараются быстро построить всех под одну линейку и быстро обратить всех к вере и церковной жизни. И тут они пытаются оказаться быстрее самого Бога. А человек устроен сложнее. И даже Господь не насилует волю человека. Вот и получается, что ревность есть, а нравственных качеств, необходимых для ее направления в спасительное русло, недостает. А ведь преподобный Серафим Саровский говорил: "Спасись сам, и тысячи спасутся вокруг тебя".

И еще один важный в миссионерстве момент: многие православные думают, что проповедовать Слово Божие - это удел только одних священников. Да, у нас есть такие "проповедники", которые, еще не умея ничего, начинают учить остальных. Но это обратная крайность. Она не оправдывает бездействия тех, кто мог бы вовремя дать ближним верный совет, привести их в храм, когда их душа готова, помочь сделать первые шаги на пути к вере. Как-то я спросил одного студента нашего училища на экзамене: "Кого ты за три года учебы привел в храм, сколько провел со знакомыми духовных бесед". Пожимает плечами: "Ни одного". Вот это горько и печально.

А между тем люди, которые пока еще не воцерковлены, в большинстве своем воспринимают веру довольно поверхностно. Например, приходят договариваться о венчании. Мы говорим: "Давайте сначала побеседуем о браке. Это серьезно. Вам нужно почитать, что говорится о браке в Евангелии, исповедаться, причаститься". Откликаются единицы, а находятся и такие, которые просто возмущаются: "Что это такое? Мы ведь деньги платим! Что еще от нас нужно?" А ведь священники хотят, чтобы молодые люди понимали, что с ними произойдет в храме. Вот вам и парадокс: люди пришли в храм, а их не интересует, зачем. Другой парадокс: говорят, что Церковь не торопится просвещать людей, а порой раздражение у людей вызывает попытка священника объяснить хотя бы самое элементарное.

Но хотелось бы рассказать и об одном радостном эпизоде. В Сумах есть люди, которые после празднования 1000-летия Крещения Руси приходили в храм, но не встретили должного внимания и попали к неохаризматикам. Но вот теперь они пригласили наших священников на частные домашние беседы и затем около 10 семей в полном составе вернулись в Православие. Что повлияло на этих людей? Во-первых, они сами по себе были людьми ищущими, любознательными, старались все-таки разобраться в своих вопросах, а не слепо следовали за идеологией секты. А во-вторых, наверное, им пригодились и ежесубботние проповеди наших священников по телевидению, и действующие при нашем кафедральном соборе библиотека, видеотека, книжный магазин.

Часто приходится также слышать мнение о том, что одной из причин столь медленного продвижения общества к пониманию значения подлинной церковности является разобщенность самих православных на многих приходах?

Это верно. Но раз уж заговорили об этом, то стоит обратить внимание и на то, что такую разобщенность порой пытаются преодолеть отнюдь не церковным способом. Некоторые священники увлекаются организацией общения прихожан в форме чаепитий после богослужения. Но здесь на первый план часто выходит чисто человеческое общение. Не Христос оказывается во главе такого собрания, а люди - сами для себя. И если в такой общине меняется священник, узы общения быстро распадаются. Опасность увлечения такими неверно сориентированными собраниями типа клубов присуща больше интеллигенции.

Помимо миссионерства, которое осуществляется, так сказать, на виду, есть еще и домашнее миссионерство. У многих оно становится проблемой, потому что воцерковляющиеся люди попадают в ситуации типа: "Опять пошел на службу? А помочь родным в выходные, когда наконец-то все вместе могут заняться домом…".

Это действительно проблема для очень многих. Мирская жизнь в своем строе искажена. И это горькая правда, что людям приходится тяжело работать всю неделю, а в выходные только и остается время что-то сделать по дому и отдохнуть. Для многих возможность выжить - это торговля на рынке, которая в воскресенье приносит больший доход.

Но к подобным ситуациям нужно подходить творчески. Святой Иоанн Лествичник описал дилемму: человек идет в храм и встречает больного, которому нужно помочь, уделив ему время. Что делать? Подвижник отвечает так: молитва - добродетель частная, а любовь - всеобъемлющая. Сначала необходимо исполнить дело любви. С другой стороны, совет преподобного Иоанна не должен быть поводом к злоупотреблению. Христианин не должен уклоняться от богослужения. Нужно молитвенно просить Господа в каждой ситуации о вразумлении - как поступить, и о расположении обстоятельств - чтобы не пострадал и ближний, но чтобы и не расстраивалась личная церковная жизнь. Главное, чтобы человек относился к данной дилемме без фарисейства, а искренне стремился и в том и в другом послужить Господу. Важно также знание усвоение опыта святых - как в разных ситуациях вели себя они. И кто вдумчиво читает жития и проповеди святых отцов, тот не останется в растерянности. Господь непременно и вразумит, и все управит так, чтобы совесть человека не раздваивалась. Ведь раздвоенность на самом деле - только от нашей незрелости и неопытности. Фарисеи постоянно пытались уличить Спасителя в том, что Он якобы нарушает иудейские религиозные предписания, но на самом деле только Он и исполнил их в совершенстве, творя при этом непрерывный подвиг любви.

Беседовал Владислав Дятлов


 

© Архивная версия Официального сервера УПЦ "Православие в Украине" 2003-2006 год Orthodoxy.org.ua
(при перепечатке материалов - активная индексируемая ссылка на archivorthodoxy.com обязательна)

Каталог Православное Христианство.Ру