ЦеркваНовиниСтаттіІнтерв'юГалереяРесурсиАвтори 
Календар 

Православіє 
 Основи віри
 Церква

Літопис 
 Новини
 Міжнародні новини

Галерея 
 Події

Письмена 
 Храми і монастирі
 Церковна історія
 Богословіє
 Філософія, культура
 Православний погляд
 Православіє і педагогика
 Молодіжне служіння
 Церква і суспільство
 Порада мирянину
 Суспільство про Церкву
 Церква і держава
 Міжконфесійні відносини
 Розколи
 Єресі та секти
 Подія
 Ювілей
 Дата
 Люди Божі

Слово 
 Слово пастиря
 Інтерв'ю

Православний світ 
 Ресурси
 Нове у мережі
 Періодичні видання
 Православний ефір
 Релігійна статистика
 Электронная лавка
 Бібліотека

Послух 
 Автори



карта сайта
 Епископ ГРИГОРИЙ (Бербичашвили).   "Подлинно государственным и народным является то, что находится в руках Церкви, а не в руках чиновников"

Подписание этого соглашения свидетельствует о том, что на это есть воля со стороны Церкви и государства.

Ваше Преосвященство, недавно было подписано Конституционное соглашение между Грузинской Православной Церковью и Грузинским государством. Чем была вызвана необходимость такого соглашения и каково отношение к нему Церкви?

То, что было подписано соглашение, является закономерным этапом развития церковно-государственных отношений в Грузии. После того, что творилось в советское время, образовался вакуум, который необходимо заполнять. Сейчас мы строим новую жизнь. Однако новое подразумевает возвращение ко всему тому хорошему, которое было в прошлом. То есть сближение Церкви и государства по тем основным направлениям, без которых невозможно построить нормальное здоровое общество и, соответственно, здоровое государство.

Подписание этого соглашения свидетельствует о том, что на это есть воля со стороны Церкви и государства. Хотя, разумеется, в разных вопросах существуют разные позиции: иногда более близкие друг к другу, иногда менее. Однако, слава Богу, удалось максимально, насколько это возможно на сегодняшний день, сблизить позиции, что и привело к подписанию этого документа. Безусловно, есть еще вопросы, которые со временем могут стать на повестку дня, и тогда можно будет усовершенствовать этот документ.

В общем, это соглашение является рамочным. В нем определены основные принципы, определена обоюдная ответственность и обозначены сферы деятельности для сотрудничества. На основе этого соглашения созданы пять двусторонних комиссий. Деятельность одной из них касается как раз сотрудничества в военной сфере. Необходимо формирование института военных священников, чего требует избранный Грузией путь в НАТО. При этом мы должны сами создать систему, а не ждать, пока кто-то придет и сделает это за нас без учета наших традиций и особенностей. Чужая искусственная модель работать не будет.

В Конституции Грузии записано положение об особой роли Грузинской Православной Церкви.

Это девятая статья, согласно которой государство признает особую роль Церкви в формировании нации и духовности грузинского народа. При этом подчеркивается не просто роль Грузинской Церкви, как таковой, а Грузинской Апостольской Автокефальной Православной Церкви в единстве со Вселенским Православием.

Чем вызвано такое уточнение?

Наше время характеризуется появлением "православия во множественном числе". Некоторые религиозные, а иногда и общественные организации называют себя православными. При этом они иногда сами не признают Вселенского Православия, а иногда не признаются им как Православные Церкви и прибывают вне молитвенного и евхаристического общения, а, следовательно, вне Тела Христова. Возникает вопрос, кто правопреемник исторической Церкви и с кем иметь дело государству, подписывая договор. Этим и обусловлено четкое определение.

Следовательно, государство в Грузии понимает, чем каноническая Церковь отличается от самопровозглашенной?

Разумеется, старается понять. По крайней мере, государство обращает на это внимание. Ведь если не придавать этому значение в нашу эпоху разделений, проблемы появятся у самого государства. Затем появляются побочные явления: одни политические силы поддерживают одних, другие -- других. И все сложнее находить общий язык в обществе и единство, которое обязательно нужно для развития независимого государства, независимого мышления на государственной и национальной основе.

А каково отношение государства к другим конфессиям?

Государство взяло на себя ответственность за обеспечение свободы совести и вероисповедания, за соблюдение прав каждого человека, к какой бы вере он не принадлежал. Лишь бы эти новые веры не несли с собой угрозы государственности, обществу и здоровью человека. Более того, хочу сказать, что это соглашение было достигнуто не только в двустороннем порядке. Это была воля не только государства и Православной Церкви. Ему предшествовала двухгодичная работа и интенсивные консультации с другими конфессиями и неправительственными организациями. Подписание этого соглашения происходило при поддержке основных конфессий, которые засвидетельствовали, что их права не ущемлены.

Государство Грузии, восстанавливая историческую справедливость, решило и имущественные вопросы, передав в собственность Церкви все то, что когда-то принадлежало ей: храмы и монастыри (действующие и недействующие), даже руины и имущество, находящееся в музеях. Как идет этот процесс?

Разумеется, в наших бывших союзных республиках, а теперь в независимых государствах проблемы во многом схожи. Потому что одной идеологией кормились: культура и менталитет имеют сходство. У нас подписан договор, но есть и недовольные. Мне кажется, что для этих людей ничего не изменилось: мир меняется, а они как бы окаменели в своих представлениях, идеологических штампах и отношении к общечеловеческим и христианским ценностям. Однако большинство чиновников поддерживает общегосударственный курс. Наше государство определилось: Богу -- Божие, кесарю -- кесарево. Это и есть основной принцип справедливости: мы не хотим чужого, но и свое хотим вернуть.

Государство, подписав это соглашение, признав право Церкви на отнятое у нее имущество, уяснило для себя следующее: в наше время демократизации в процессе становления правового государства, развития рыночной экономики, активного разгосударствления, то есть приватизации всего движимого и недвижимого имущества, подлинно государственным и народным является то, что находится в руках Церкви, а не в руках чиновников или частного лица. Ибо Церковь никогда никакую святыню или храм не продаст и не передаст никому другому.

Очень важно, что тогда, когда принимались эти важные решения, у государства, а это прежде всего высокопоставленные люди, несмотря на имевшиеся разногласия, нашлось мужество принять ответственное решение. Более того, там, где церковное имущество или здание возвратить Церкви невозможно (например, здание частично перестроено или заселено людьми), будут создаваться соответствующие комиссии, определяющие сумму компенсации. Это касается и земельных участков. Мы понимаем, что сумма компенсации велика, однако мы не торопимся, и государство будет компенсировать Церкви утраченное поэтапно, закладывая ежегодно в бюджет определенную сумму. При этом речь идет не только о Православной Церкви, но и о других религиозных организациях, пострадавших от атеистического режима. Просто православных больше, пострадали они больше, и компенсация нам, естественно, больше.

Является ли Церковь в Грузии юридическим лицом и владельцем всего имущества или все принадлежит отдельным общинам?

Владельцем всего церковного имущества является Грузинская Православная Церковь. Это единый организм и единая организация. Управляет Церковью и всем ее имуществом Грузинская Патриархия во главе со Святейшим Патриархом-Католикосом. Однако, в отличие от папской церкви с ее жесткой иерархичностью, наша Церковь, как и все Православные Церкви, основываются и на принципах патриархальности, и на принципах соборности.

А если община решит уйти в раскол, за кем останется имущество?

Каждый может уйти, и ему будет дано право построить новый храм. А храм православный принадлежит Православной Церкви. И сейчас мы как раз занимаемся оформлением всех необходимых документов. Это процесс долгий и кропотливый. По мере готовности документов храмы и имущество будут возвращаться в собственность Грузинской Православной Церкви. Это касается и того, чем мы владеем сегодня.

В конституционном соглашении говорится о необходимости военного священства и служения капелланов в тюрьмах. Чем вызвано разделение этих служений?

Служение священника в среде военнослужащих и пастырское окормление заключенных имеют различную специфику. Вначале у нас был один департамент, но, учитывая, что тюрьма и армия это абсолютно разные сферы, требующие различных духовных подходов, эти служения были разделены. Естественно, что на приходах священники несут оба послушания, однако на общегосударственном уровне создается структура, которая будет иметь двойное подчинение. И теперь служение военного священника является и работой или службой. Трудящийся достоин пропитания: ему нужно кормить семью и иметь возможность всего себя посвящать пастырским обязанностям. Без такой поддержки трудно говорить о возрождении военного священства в армии, где священник должен проводить не один час или день от случая к случаю. Военный священник создает здоровый климат для нормального несения воинской службы. При этом нужно помнить, что священник не заменяет воспитателя или психолога -- у него свои духовные задачи.

Многими международными документами определено право человека на свободу вероисповедания, а в армии человек находится в закрытом коллективе в течение продолжительного времени. И человек должен иметь возможность получить духовное утешение.

Есть ли конкретные сроки введения военного священства в грузинской армии?

Мы на пути к этому. Мне кажется, для этого не понадобится много времени.

А как вы планируете решать кадровую проблему?

Сейчас нам предлагают послать наших священников на переподготовку в армию, чтобы познакомиться с современной военной спецификой. Также планируется открытие кафедры при военной академии и при духовной семинарии, где бы мы могли отобрать кандидатов для этого ответственного служения. Ведь для особого служения нужны особые качества.

Ну, а пока воинские части у нас окормляют приходские священники. Между прочим, мы часто участвуем вместе с председателем военного отдела Украинской Православной Церкви владыкой Августином в различных конференциях и в Европе, и в Америке. Так вот, существуют различные модели военного служения Церкви, в том числе и такая, когда военный священник одновременно окормляет и приход в населенном пункте, где дислоцируется войсковая часть.

А вы не подсчитывали, сколько грузинской армии необходимо военных священников?

Это прежде всего зависит от количества солдат в армии. Если исходить из минимального варианта, то на сегодня достаточно одного военного священника на войсковую часть или гарнизон, если он компактно расположен. А дальше - жизнь подскажет. Ведь у нас нет опыта, проверенного десятилетиями. Современная армия - это не армия прошлого века. В грузинской армии не было раньше специальных военных священников, но была вера у всего народа, и вера такая, что иногда архиереи шли как полководцы и вели за собой народ.

Сегодня перед нами стоят общие вопросы: место священника в армии, должен ли он иметь звание, должен ли одевать форму. Точно могу сказать, что не должен брать оружия и на священников, как и на медицинских работников, должны распространяться международные правила защиты.

Как относится грузинское государство к дипломам, которые получают выпускники семинарии и академии?

Безусловно, признает как дипломы вузов. Об этом, кстати, сказано и в Конституционном соглашении. Более того, при государственном университете существует теологический факультет. В техническом университете организована богословская кафедра и завкафедрой назначен митрополит. И специальные предметы на этой кафедре преподают священнослужители. Это живой пример сотрудничества государства и Церкви в образовательной сфере.

Что касается введения предмета о религии в школах, то этот вопрос пока в стадии разработки, но есть добрая воля и со стороны Церкви, и, что является в данном случае определяющим, со стороны государства. Уже давно в разных регионах и в разных школах вводятся различные курсы по усмотрению директоров школы, лицея или гимназии. Накоплен определенный опыт, его необходимо обобщить и выработать общие стандарты.

Важно, что теперь Церковь будет не только участвовать в подготовке кадров для преподавания религиозных дисциплин, но и сама предоставлять кандидатов в преподаватели. Ведь если человек подходит к религии сухо, только как к набору знаний, оторванных от реальности и духовности, он может воспитать религиозно грамотного атеиста или, еще хуже, циника-безбожника. А такую цель перед собой не ставит ни государство, ни Церковь. Поэтому созданы факультеты и при духовной академии и при педагогическом университете, а также курсы для педагогов при академии, где людям, имеющим педагогическое образование, читают лекции по богословским дисциплинам, после чего они получают соответствующие документы и смогут получить место преподавателя религии в школе.

Как из Грузии видится ситуация в украинском Православии?

Хотя в Украине и нет подобного нашему Конституционного соглашения между государством и Церковью, я знаю, что желание сотрудничать и опыт сотрудничества в различных сферах у вас не меньше нашего. Ведь соглашение, даже самое лучшее, если нет желания у двух сторон, может и не работать. Мне, к примеру, известно о той работе, которую осуществляет Синодальный отдел УПЦ по взаимодействию с Вооруженными силами, возглавляемый архиепископом Августином. Я знаю, что у вас практически со всеми силовыми структурами подписаны соглашения о сотрудничестве. Мне кажется, это лишь верхушка айсберга. Подписание соглашений необходимо для осознания госчиновниками всех уровней, что это не личные симпатии государственных, общественных и церковных лидеров, а четкая и понятная государственная политика в области церковно-государственных отношений.

Что вы думаете о проблеме расколов в Украине?

Это очень деликатная проблема. Я могу сказать только одно: раскол в Церкви - это и раскол в обществе. В условиях раскола очень трудно консолидировать общество. Раскол - это живая рана на теле Украинской Православной Церкви, которую необходимо уврачевывать всеми возможными способами в рамках церковных канонов и правил. И хотелось бы, чтобы украинское Православие было единым и всегда было частью Вселенского Православия, как это для Грузинской Апостольской Автокефальной Православной Церкви записано и в Конституции Грузии, и в Конституционном соглашении с государством. Пусть это и для украинского государства будет критерием.

Беседовал прот. Георгий Коваленко


 

© Архивная версия Официального сервера УПЦ "Православие в Украине" 2003-2006 год Orthodoxy.org.ua
(при перепечатке материалов - активная индексируемая ссылка на archivorthodoxy.com обязательна)

Каталог Православное Христианство.Ру