ЦеркваНовиниСтаттіІнтерв'юГалереяРесурсиАвтори 
Календар 

Православіє 
 Основи віри
 Церква

Літопис 
 Новини
 Міжнародні новини

Галерея 
 Події

Письмена 
 Храми і монастирі
 Церковна історія
 Богословіє
 Філософія, культура
 Православний погляд
 Православіє і педагогика
 Молодіжне служіння
 Церква і суспільство
 Порада мирянину
 Суспільство про Церкву
 Церква і держава
 Міжконфесійні відносини
 Розколи
 Єресі та секти
 Подія
 Ювілей
 Дата
 Люди Божі

Слово 
 Слово пастиря
 Інтерв'ю

Православний світ 
 Ресурси
 Нове у мережі
 Періодичні видання
 Православний ефір
 Релігійна статистика
 Электронная лавка
 Бібліотека

Послух 
 Автори



карта сайта
 Святослав РЕЧИНСКИЙ.   Печальные люди

Есть места, печальные по определению. Тюрьма, желтый дом, кладбище. Впрочем, из тюрьмы рано или поздно, но как правило выходят, а кладбище таит надежды на будущую встречу. Лишь желтый дом, приют “скорбных главою” -- безнадежен.

Не знаем, лечить не научились, природа заболевания неизвестна – таков в общем-то вечный приговор этих мест. Так было и триста лет назад, так и сейчас, только в упаковке из современных терминов. “Не дай мне Бог сойти с ума, уж лучше посох и сума...” -- гений русской словесности знал, что говорил. Никогда не забуду, когда мне, 17-летнему студенту здесь в психбольнице безнадежный сумасшедший по имени Вова вдруг прочитал жуткие стихи:
“Но все-таки...за что? В чем наше преступленье?..
Что дед мой болен был, что болен был отец,
Что этим призраком меня пугали с детства, -
Так что ж из этого? Я мог же, наконец,
Не получить проклятого наследства!..
Все васильки, васильки...
как они смеют смеяться... Апухтин” – грустно подытожил Вова. И добавил: “Хорошо быть алкоголиком”. “Почему?” – спросил я. “Потому что пьяный проспится, а дурак – никогда” - ответил Вова.

Дурдом

Советский дурдом был не только печален, но и отвратителен. Уголовный сброд, наркоманы и алкаши работали здесь санитарами. Во-первых из-за возможности воровать транквилизаторы, во-вторых из-за власти, абсолютной власти над больными, которую имел санитар. Никто никогда не узнает, что творилось во всех этих застенках, именуемых советскими психбольницами. И даже без всякой политики. Просто пьяные санитары калечили или забивали насмерть “дураков”, “недочеловеков”. Лучше ли стало сейчас? А Бог его знает. Подлые вещи творятся в самых темных местах, а беззащитность психически больного человека, бесправного, опять-таки по определению, оставляет возможность для насилия над ним в любом, даже самом цивилизованном обществе. Одно известно точно – психбольные в наши страшноватые времена стали излюбленной жертвой для “охотников за квартирами”. Мы уже никогда не узнаем, сколько несчастных безумных обладателей жилплощади благодаря продажным нотариусам стали бомжами или, что зачастую проще – превратились в “неопознанные останки” покоящиеся на кладбищах под номерными табличками. Увы, новые времена, это всегда и новые подлости. Как бы то ни было, но психохроники все чаще становятся людьми без жилья, без документов, без биографии и без помощи.

На прошлой неделе в Первой Киевской психиатрической лечебнице, которую обычно именуют Кириллловской или Павловской, состоялось открытие специального отделения для психических больных без определенного места жительства. Отделение освятил Предстоятель Украинской Православной Церкви митрополит Владимир (Сабодан). А возникло оно благодаря скромному киевскому батюшке – отцу Федору Шеремете.

Отец Федор

Он пришел сюда девять лет назад, по просьбе небольшой православной общины, которая хотела возобновить в этом мрачном месте богослужения. Эти люди не могли жить с сознанием того, что здесь больше двух тысяч душевнобольных живут не имея возможности получить именно духовную помощь. Ведь не существует четкого разделения – все болезни затрагивают и дух, и душу, и тело. Очень скоро выяснилось, что и заботиться верующим придется не только о душах больных, но и об их голодных организмах. Служить начали на улице, потом руководство больницы разрешило устроить храм в бывшем клубе (до революции здесь была трапезная Кирилловского монастыря). Одновременно с освящением храма оборудовали кухню – невозможно было смотреть на голодных пациентов, постоянно просящих хлеба. С тех пор ежедневно община кормит больных и просто бомжей, приходящих сюда со всего города. С этого, наверное, и началось в Кирилловке возрождение того, что называется социальным служением Церкви. Освящение окружающего мира идущее от собственной веры, любви и способности к состраданию.

Отец Федор не боится никакой работы. Когда только начал служить в больнице, собственными руками построил туалет для родственников пациентов, потом превратил бывший клуб в церковь, потом – выстроил колокольню, отделение и еще, и еще. Он не молод и не может похвастаться здоровьем, но что-то, а точнее Кто-то дает ему силы строить жизнь в этом скорбном месте и не дает привыкнуть к боли, живущей здесь. А община между тем росла, разными путями приходили сюда люди и оставались. Печальные люди, печалующиеся о других. Хотя, иногда, глядя на обитателей Кирилловки стоит печалиться о тех, кто живет на свободе. По сравнению, например, с вечными детьми, добродушными “даунами” мы, так называемые нормальные люди кажемся злобными и опасными существами. Да и кажемся ли? В 1941 немцы уничтожили всех пациентов Павловки, позже их идеи воплощали в жизнь пьяные санитары, да и ныне порой проскальзывают идеи “чистки генофонда”.

Сестры

Отделение для бездомных, а точнее, отделение сестринской помощи рождалось трудно. В больницу привозили с улиц все больше людей, у которых не было никаких документов, которые не знали своего имени, не помнили, где жили и, по всей видимости, жилья уже не имели. В больнице снимали наиболее острые проявления болезни, но держать вечно не могли. Выписать одинокого, бездомного и психически больного человека просто на улицу – приговорить его к смерти. Или забьют подростки, или собьет машина, или просто зимой замерзнет. Нужно было место, где за больным продолжали бы ухаживать, одновременно пытаясь выяснить, кто же он все-таки такой, восстановить его документы, обеспечить получение пенсии и вернуть если возможно, жилплощадь. Больница передала общине полуразрушенное здание старого отделения. Одновременно с ремонтом здания шла подготовка персонала – в отделении будут работать только больничные врачи, средний и младший персонал составят волонтеры – сестры милосердия. Были организованы полуторамесячные курсы, на которых сестры получали основные медицинские навыки. Сегодня в больнице работают 13 сестер милосердия. Работают бесплатно. Это очень разные люди, разного возраста, с разным образованием. Одна сестра совсем юная, поет в церковном хоре и работает в отделении, у другой – сын служит в армии, и печалуясь о нем, женщина заботится о других. Разные судьбы, разные пути. Часть сестер работает в отделении, другая – ухаживает за одинокими больными во всей больнице, которых здесь около трехсот человек. А вообще в больнице почти две тысячи пациентов. Скудного государственного пайка не хватает, вот и ищет постоянно община возможности подкормить, одеть, достать лекарства. Недавно под Киевом арендовали 30 гектаров земли, купили два старых трактора, сами сделали плуги и уже засеяли все огромное поле зерновыми и картошкой. И теперь зимой больным будет легче. Впрочем, не только больным. В Кирилловку уже давно со всего города стекаются бомжи – знают, что здесь накормят. Недавно главврач Роман Никифорук передал общине два разрушенных барака, где уже к концу года будет кухня и столовая для приходящих бездомных. Давняя мечта отца Федора – устроить в больнице пекарню. Хлеб дорог, особенно когда его приходится покупать в таких количествах. Нужно печь свой. А будет хлеб – будет и жизнь. А еще в хозяйстве отца Федора есть большой огород, где уже давно выращивают овощи для больных и есть служба неотложной духовной помощи – уникальное в Украине учреждение. Диспетчер, два священника и автомобиль. Они выезжают к умирающим и неимущим. Чтобы исповедать и причастить уходящих из жизни. Как хватает на все это сил? А их и не хватает, но в последний момент откуда-то берутся. Может быть потому, что никто не воспринимает труд здесь как работу, как товар, скорее как служение. Служение опечаленных чужой болью людей. Миру нужны печальные люди, на них он и держится.






 Святослав РЕЧИНСКИЙ. Алтарь сатаны на Святых горах
 Святослав РЕЧИНСКИЙ. Церковь во времена испытаний
 Святослав РЕЧИНСКИЙ. Взыскуя солнцезрачных истин..Харьковский Собор - предпосылки и последствия
 Святослав РЕЧИНСКИЙ. Кошмар на улице Пушкинской.
 Протоиерей Николай ЗАПОРОЖЕЦ: «Все мы – прежде всего, пример для своих детей»
 Святослав Речинский
 Святослав РЕЧИНСКИЙ. "Черный ПиАр" Филарета. Вместо комментария
 Святослав РЕЧИНСКИЙ. Флоровский монастырь. Под игом "охраны памятников"
 Святослав РЕЧИНСКИЙ. О мучениках и сребролюбцах
 Святослав РЕЧИНСКИЙ. Православие и новый крестовый поход
 Святослав РЕЧИНСКИЙ. 2000-летие Рождества Христова. Возрождение храмов и возрождение душ.
 Святослав РЕЧИНСКИЙ. Митрополит Владимир (Сабодан): Мы все нуждаемся в благословении Господнем.
 Святослав РЕЧИНСКИЙ. От слуха зла не убоимся
 Святослав РЕЧИНСКИЙ. "Белое братство" - серия вторая, комическая.
 Святослав РЕЧИНСКИЙ. 2000-летие Рождества Христова. Итоги и надежды великого Юбилея
 Святослав РЕЧИНСКИЙ. Посольство Божье или приезжий хам?
 

© Архивная версия Официального сервера УПЦ "Православие в Украине" 2003-2006 год Orthodoxy.org.ua
(при перепечатке материалов - активная индексируемая ссылка на archivorthodoxy.com обязательна)

Каталог Православное Христианство.Ру