ЦеркваНовиниСтаттіІнтерв'юГалереяРесурсиАвтори 
Календар 

Православіє 
 Основи віри
 Церква

Літопис 
 Новини
 Міжнародні новини

Галерея 
 Події

Письмена 
 Храми і монастирі
 Церковна історія
 Богословіє
 Філософія, культура
 Православний погляд
 Православіє і педагогика
 Молодіжне служіння
 Церква і суспільство
 Порада мирянину
 Суспільство про Церкву
 Церква і держава
 Міжконфесійні відносини
 Розколи
 Єресі та секти
 Подія
 Ювілей
 Дата
 Люди Божі

Слово 
 Слово пастиря
 Інтерв'ю

Православний світ 
 Ресурси
 Нове у мережі
 Періодичні видання
 Православний ефір
 Релігійна статистика
 Электронная лавка
 Бібліотека

Послух 
 Автори



карта сайта
 Юрий СКУБАК.   «Се рай Божий на земле!»

26.12.05.
Необычайно живописны места вокруг Новомосковска. Не случайно так много здесь построено лагерей и баз отдыха. Манит эта земля и эта красота, от которой тает сердце, созерцая естественное откровение. Чем-то притягивает, умиротворяет и успокаивает она. Но еще раньше эти места оценили наши благочестивые предки, которым по душе пришлись глухой лес и река, образующая острова, покрытые травами и цветами. Так начинался Свято-Николаевский Самарский пустынный мужской монастырь.

К концу XIX столетия в Екатеринославской епархии, на огромном пространстве численностью свыше миллиона населения одного лишь православного (в то время «греко-российского») вероисповедания находился на удивление только один мужской монастырь — Запорожский Самарский Пустынно-Николаевский. Судьба старинной войсковой обители тесно связана с судьбами Запорожья, поэтому история монастыря, во всех отношениях, по крайней мере, до половины XVIII века, является точным отражением истории Запорожья.

Кем и когда был основан старинный городок Самарь, и что было в нем в древности особенного – историки подобными сведениями не располагают в виду их отсутствия. Известно только то, что эта местность относится к числу древнейших на территории Украины. После крещения Руси славяне устроили несколько городов и укреплений для защиты от внешних врагов, в том числе и на реке Самаре. Здесь, руководимые чувством благочестия, христиане в молитвах к Господу испрашивали у Него всех благ для себя. Самарские рыбаки своею святою жизнью и богоугодными молитвенными подвигами известны были далеко и привлекали к себе много верующих.

В 1223-1224 годах дикие орды татар разорили поселения на реке Самаре и истребили юное христианство. Только после освобождения местности от иноверцев князьями литовскими, вернулись жители на Самару — в 1282 году здесь появились христиане, это были смелые и отважные черкасские казаки. Поселившись в южных привольных степях, они образовали свою собственную воинственную общину и во имя православной веры и любви к людям постоянно ратовали против басурман. После разорения Азова Тамерланом христианское население его появилось на Самаре и просило у казаков помощи и приюта.

В награду за храбрые и великодушные подвиги казаков и в поощрение их к дальнейшей охране своих территорий против татар и турок польский король Стефан Баторий грамотой от 29 августа 1576 года предоставил им разные льготы и вольности, а также выделил «город старинный Терехтемиров с монастырем и перевозом». Запорожцы очень дорожили этим подарком и считали его наилучшим для себя. Ведь этот город по своему географическому положению представлял для Запорожья самую лучшую и удобную, самую спокойную и безопасную местность. С другой стороны – городок Самарь со всем округом был всегда всем богат, плодороден и изобилен. «Се була земля добре гарная кветучая и изобилучая» — именно так до 1770 года выражались казаки-запорожцы о Самаре и Самарской паланке.
После того как запорожцы получили в свое распоряжение обширные земли, куда входил и старинный город с прилежащими лесами, они стали укреплять город. На островке в дубовом лесу основали небольшое укрепление с деревянной церковью в честь святителя Николая с несколькими жилыми помещениями. Первоначально в этой неприступной крепости, в этом глухом, уединенном и безопасном месте проживали пожилые казаки-запорожцы. Также туда по распоряжению коша Запорожского помещали «ранами скалеченных казаков, всех больных, на баталиях раненых».

Казаки-запорожцы, как известно, был социум неженатый, следовательно, от них исходило требование, чтобы и духовенство было безбрачное. На этом строгом основании поселенцев духовно окормляли иеромонахи.

В 1602 г. году в качестве настоятеля храма сюда пригласили насельника казацкого Киево-Межгорского монастыря иеромонаха Паисия – человека усердного и трудолюбивого, строгого подвижника, ревнителя иноческого устава и монастырских порядков. Помимо всех этих достоинств он еще обладал врачебным искусством. Строгий подвижник, о. Паисий перестроил жизнь крепости на монастырский лад: в богослужении ввел иноческий устав, учредил общую трапезу, престарелым дал молитвенное правило.

В этом же году при Самарской церкви по счастливой мысли отца-настоятеля, понявшего дух и сердечное настроение казачества, образовался Самарский Пустынно-Николаевский монастырь, в котором было введено богослужение и молитвословие по уставу горы Афонской, все чины и все порядки строгих общежительных обителей стали правилом и законом для всех насельников монастыря. С увеличением числа монашествующих и служащих при Самарской обители учреждена здесь была общая школа, где все желающие обучались грамоте и Закону Божью.
Казаки приветствовали начинания о. Паисия, все лучшее отдавали обители и благоговейно чтили ее. От всех бурь и невзгод, политических и физических, казаки укрывались в ограду Самарской Палестины, как в надежную и неприступную крепость. В монастырь, как в единственную молитвенную обитель, сходились радостно казаки со всех сторон своей обширной земли. Искренне, в простоте сердца, молились здесь и учились всему святому и душеспасительному, слагали все житейские скорби и печали свои, получали сердечное успокоение и утешение, выходили отсюда в мир, на дело и делание свое со свежими и обновленными силами, с бодрым духом и просветленным взглядом, укрепленные и умудренные во спасение. «Се рай Божий на земле, – так везде и повсюду в полном восторге сердца выражались казаки о Самарском Пустынно-Николаевском войсковом монастыре, указывая тем на высокую святость и благотворность нравственного влияния его на души и сердца казачества,— се настоящая Палестина наша, се истинный войсковой Иерусалим!».

Можно сказать с уверенностью, что расцвет обители совпал с расцветом Запорожской Сечи. Монастырь был самою высокою святынею запорожцев, находился в зависимости от Запорожского войска и под управлением сечевого коша и считался «войсковым». И простые, и знатные казаки приводили сюда дары. Некоторые и жили здесь, другие же приезжали, чтобы завершить в стенах тихой обители свой бренный жизненный путь.

Монастыри в то время процветали по всей Руси. Они были центрами культуры и образования. И Свято-Николаевский Самарский был в числе самых больших и богатых. Имел духовную школу для мальчиков. Печатная мастерская издавала церковную и учебную литературу. Золотошвейная мастерская славилась изделиями вышивки. Были у обители мельницы, скотные дворы, хутора, пасеки, сенокосы.

Но эта Запорожская Палестина, этот новый Иерусалим на протяжении XVII столетия неоднократно подвергался нападениям. В 1635 году жадные до чужого добра и падкие на имущество ближнего ляхи, по распоряжению польского короля Владислава IV напали на обитель и похитили большую часть монастырского имущества. Но казаки жестоко наказали грабителей – многих убили, в том числе и их командира Шпалковского, и имущество возвратили в обитель.
В период национально-освободительных войн монастырь был до основания уничтожен. В 1654 году, после присоединения казаков к православному русскому царству, война, разгоревшаяся между Россиею и Польшею, тяжело отозвалась для всего Запорожья, в том числе и Самарского монастыря – церковь разрушена, монастырь разграблен и опустошен, а все постройки в нем предали огню.

Но, несмотря на перенесенную тяжесть войны, самаряне уже с 1670 года начинают восстанавливать обитель: вновь строится церковь, «выписали» из Киевского Межигорского монастыря иеромонаха и возобновили богослужения. Следствием явилось то, что уже в апреле 1672 года все работы по благоустройству монастыря были окончены, торжественно освящен Свято-Николаевский храм и открыта возобновленная обитель.

Впервые Самарский монастырь упомянут в документах 1670-1680 годах. Князь Василий Васильевич Голицын в 1678 году посещал обитель и в монастырский диптих записал своих живых и усопших родственников на постоянное поминовение.

По окончании долговременной кровавой войны России с Турцией и по заключении в 1681 году между ними мирного союза в Бахчисарае Украина и Запорожье формальным образом были прикреплены за Москвой. Самарский монастырь в это благополучное время значительно обогатился — все казацкое добро вновь стало достоянием святой обители.
Но по заключении в 1686 году между Россией и Польшей вечного мира, когда все внимание правительства было устремлено опять на Турцию — для обители снова настали тяжелые времена упадка и унижения. После позорного для всей России похода в Крым возникла необходимость в сильной крепости, чтобы обезопасить себя от крымских татар. Поэтому в 1686 году по соседству с обителью был построен Богородицкий городок и Старосамарский ретраншемент.

В 1688 году запорожские казаки через кошевого атамана Ивана Гусака настоятельно требовали от князя В. Голицина уничтожения новоустроенной крепости. По их мнению, она могла бы быть использована для уничтожения казаков-запорожцев – «вырубить и дух их перевесть» и «разорить и корень их истребить». Оказалось, что эта мысль вышла из стен Самарского монастыря. С возмутительным монахом поступили по всей строгости тогдашних законов, обитель была признана гнездом нечестия, приютом беззакония и источником возмущения, а монашествующую братию подвергли аресту, пыткам и истязаниям.

В это злосчастное время, когда монастырь продолжал бездействовать и страдать, его постигло еще одно несчастье: в 1690 году все посевы были уничтожены саранчей. Следствием бедствия явилось то, что «братские келии были без жильцов и церковь стояла без пения». Еще не один раз монастырь будет уничтожаться, и не один раз восставать из пепла.

Среди всех тяжких политических обстоятельств и негативных природных явлений казаки всеми силами старались сохранить свой монастырь как заветную святыню. В январе 1691 года по просьбе общей рады всего казачества для поправления монастырских дел из Киевского Межигорского монастыря прислали иеромонаха Алимпия, человека очень исполнительного, но без администраторского таланта и… обитель продолжала оставаться без наместника. Гражданские нестроения приостановили возрождения святыни.
Осенью 1695 году вновь из Киевского монастыря был прислан в Самару новый настоятель – находчивый, деятельный и энергичный иеромонах Созонт. Но он тоже не оправдал надежд, которые возлагали на него запорожцы. По приезду в обитель и встретившись с реальными трудностями ему не хватило нравственных сил и он тяжело заболел. Его последователь иеромонах Кессарий также пессимистично отнесся к возможности восстановления монастыря и ушел из него.

Так безотрадно окончился для Самарского монастыря XVII век. Начало следующего столетия также не предрекало ничего положительного. Положение обители в то время было самое жалкое и прискорбное. В очередной раз монастырь был разрушен во время восстания гетмана И. Мазепы: запорожцы, отступая в Олешки, забрали часть монастырского имущества с собой, а часть оставили. Управление обителью было поручено архимандриту Азово-Предтеченского монастыря Осипу. Однако в 1711году монастырь был в очередной раз разрушен татарами.

Лишь с 1726 года положение монастырских дел пошло на поправку, и обитель воскресла из пепла и развалин. Известно, что полковники Миргородского полка Данило Павлович и Павел Данилович Апостолы первыми проявили заботу о возрождении монастыря и сообщили о горьком положении святыни Киевскому митрополиту Варлааму (Вантовичу). По благословению священноначалия для настоятельства из Киева прибыл иеромонах Иоанникий. По вступлении в управление монастырем он вначале обустроил несколько братских келий и трапезный храм, который был с трудом окончен в 1732 году. Вновь в Самарской обители возродилось богослужение по строгому монастырскому чинопоследованию. Но усердный труд подорвал здоровье настоятеля и вскоре после недолгой болезни он почил.

Его преемником стал иеромонах Терентий, в настоятельство которого в начале 1734 года казаки-запорожцы начали возвращаться на свои законные земли. К концу года за очень короткий срок казаки вместе с иеромонахом Павлом Макоровичем привели обитель в порядок. И уже в 1739 году монастырь был полностью обновлен и вернул себе значение религиозного центра Запорожья.

Двадцатилетнее царствование императрицы Елизаветы Петровны (1741-1762) представляет особую, славную и блестящую эпоху в истории Самарского Пустынно-Николаевского монастыря. В это время в обители распорядок жизни и повседневных занятий был устроен по уставу святой Афонской горы. Были организованы школы и больницы, а численность крестьян, вотчинников и прислуживающих, которые работали на монастырь, достигла 500 человек. Монастырю принадлежали слобода Черненная, четыре хутора, озеро Соленое и речка Протовча, мельницы и пасеки, в общей сложности 20 тысяч десятин земли. В 1747 году полковник Самарской паланки Кирилл Красовский из своего состояния пожертвовал монастырю богатый остров на Днепре, именуемый с незапамятных времен «Монастырским».

В 1760 году почти все насельники обители и большая часть жителей Самары погибли от эпидемии чумы и моровой болезни, после которой монастырское имущество, в том числе и редкий исторический архив, были уничтожены. В покаянном настроении казаки во время эпидемии огромными массами ходили в Новые Кайдаки на поклонение иконе Божьей Матери и в Самарский монастырь – к образу святителя Христова Николая.

Неприятности, появившиеся у Запорожской Сечи с приходом на трон Екатерины II, не коснулись Самарского монастыря, который при тихой и уединенной жизни братии продолжал улучшаться. Обитель оказалась надежным форпостом запорожцев в русско-турецких войнах 1735-1739 и 1768-1774 гг. Во время последней из них монастырь приютил множество пленных татар и турок. С ними обходились так хорошо, что многие из них приняли в обители крещение, а некоторые, по окончании войны, и монашество. В монастыре были пострижены, умерли и были похоронены запорожские старшины, такие как кошевой атаман Филипп Федоров, бывший военный толкователь Иван Швыдкий, бывший военный писарь Дмитрий Романовский, бывший военный судья Моисей Сухой и многие другие знаменитые запорожцы.

После уничтожения Запорожской Сечи в 1775 году Самарский монастырь благодаря искусной и благоразумной дипломатии настоятеля иеромонаха Иессея сохранил свои владения и приобрел самостоятельность. Но в 1776 году обитель была приписана к ставропигиальному Киево-Межигорскому монастырю.

В 1778 году монастырь посетил греческий митрополит Игнатий Готфийский, который со своим штатом на некоторое время поселился в стенах обители. Прощаясь и благодаря за теплый прием в феврале 1780 года, митрополит Игнатий умолял всех обратить внимание на главный храм монастыря – его ветхость, непрочность, тесноту и внешнее неблагообразие. В этом же году началось восстановление собора. 10 августа 1780 года Святейший Синод дозволил построить и освятить храм «в том же наименовании». Это событие внесло новый поток жизни в Самарскую обитель – тишина была разбавлена кипучей деятельностью.

4 октября 1781 года духовный собор Межигорского монастыря по инициативе известного Кирилла Николаевича Тарловского, которого прозвали «дикий поп», ходатайствовал перед Синодом о разрешении построить вместо деревянного каменный храм с приделом во имя святых мучеников Кирика и Улитты. Синод одобрил это новшество.

9 мая 1782 года в день храмового праздника в монастыре, по благословению архиепископа Славянского и Херсонского Никифора (Феотоки), было освящено место и совершена закладка соборного храма. Под руководством настоятеля обители иеромонаха Феофана и заботам священника Кирилла Тарловского в течение пяти лет храм был построен. 7 марта 1787 года в 4-ю Неделю Великого поста по благословению святителя Амвросия (Серебрянникова) архиепископа Екатеринославского и Херсонес-Таврического главными устроителями новый соборный храм был торжественно освящен и совершена первая Литургия.

Во время великого рассвета монастыря 10 апреля 1786 года согласно коварным расчетам князя Г.А.Потемкина, вышел особый высочайший указ о закрытии и упразднении малороссийских монастырей с целью обогащения казенного ведомства. Но благодаря мудрым действиям настоятеля иеромонаха Феофана и ходатайству правящего архиерея святителя Амвросия, обитель осталась в прежних правах и обязанностях в ведомстве епархии. Но хотя Самарский монастырь и сохранил свое существование, все имущество было конфисковано в пользу государства, так как все имения принадлежали уже упраздненному Киево-Межигорскому монастырю. Обитель осталась ни с чем, и братия вынуждена была «скитаться за подаянием по миру и питаться небесною росою».

И опять Самарская обитель в лице Преосвященного Амвросия нашла защиту и покровительство. Князь Потемкин, искренно уважавший владыку, немедленно пересмотрел это дело и 12 октября 1787 года вернул все монастырские владения назад. Чтобы избежать в дальнейшем подобных случаев, и вдобавок получив указ Синода на открытие нового монастыря в своей епархии, мудрый и рассудительный святитель Амвросий решил сделать Самарский монастырь подворьем Архиерейского дома. 25 ноября 1791 года был получен положительный синодальный указ, и с того времени Самарский Пустынно-Николаевский монастырь стал именоваться «Домом Екатеринославских Архиереев».

В 1797 году митрополит Екатеринославский и Херсонес-Таврический Гавриил (Бодони) для поправки дел в монастыре назначил туда настоятелем молодого и деятельного иеромонаха Иосифа. Под его покровом и руководством летом 1798 г. Карл Яковенко построил четырехъярусную деревянную колокольню, которая, к сожалению, не сохранилась. По указу Синода Преосвященный Екатеринославский митрополит Гавриил в феврале 1789 года перенес Архиерейский дом и весь его штат вместо Самарской обители в Новомиргород.

Начало XIX столетия складывалось для Самарского монастыря очень успешно. Обитель не только всячески поддерживала жителей близлежащих округ, но и постоянно доставляла продовольствия для Архиерейского дома и епархиальной семинарии. 3 мая 1808 года, по благословению архиепископа Екатеринославского, Херсонского и Таврического Платона (Любарского), обитель украсила две древние святыни – местночтимая икона Божьей Матери «Самарская» и святителя Николая чудотворца. С этого времени монастырь стал средоточием паломничества.

В 1815 году наместник монастыря иеромонах Хрисанф на пожертвования полкового хорунжия Аламахина устроил в обители трапезную церковь в честь Преображения Господня, а в 1816 году — вне монастыря построена гостиница и заезжий дом для богомольцев. В 1816-20 гг. построены братские и настоятельская кельи. В сентябре 1821 года на общее пожертвование благотворителей из Москвы был привезен колокол на Самарскую звонницу весом в 169 пудов 22 фунта за 8320 рублей 90 копеек.

В 1825 году в монастыре была разобрана старая деревянная колокольня и на ее место положено основание новой каменной к Николаевскому собору. В 1828 году начали строить новый каменный Архиерейский дом, а через 10 лет – в 1838 – освятили новый теплый храм в честь великомученика Георгия Победоносца в архиерейских келиях. Это был небывалый расцвет обители, который на то время считался первоклассным. Весь комплекс, включая 96-метровую колокольню, походил на Оптину Пустынь. В это величественное время многие подвижники и знаменитости находили духовное утешение в обители. Знаменитый основатель Алтайской миссии архимандрит Макарий (Глухарев) в свою бытность инспектором и профессором Екатеринославской семинарии «положил начало своему благодатному высокодуховному нравственному настроению».

Но уже с 1840-х годов находим Самарский монастырь в совершенно ином положении – заметный упадок и охлаждение богомольцев к святыне, сокращение числа братии и запустение. К 1871 году новый настоятель монастыря нашел еще недавно величественной обители трех престарелых иеромонахов, одного аналогичного иеродьякона, одного монаха и двух послушников.

В усыпальнице главного монастырского собора нашли свое упокоение Екатеринославские святители:
1.Архиепископ Афанасий (Иванов) – + 18 августа 1805 года;
2.Архиепископ Платон (Любарский) – + 20 октября 1811 года;
3.Архиепископ Иов (Потемкин) – + 28 марта 1823 года;
4.Архиепископ Онисифор (Боровик) – + 20 апреля 1828 года;
5.и Епископ Серапион (Маевский) – + 5 декабря 1891 года.

Окончательно пришел в упадок Самарский монастырь в период безбожного режима. После Октябрьской революции монастырь принадлежал приверженцам так называемой соборно-епископиальной церкви (сторонники архиепископа Григория) и имел 25 послушников. В дальнейшем монастырь был упразднен и в 1928-1929 годах был передан под дом инвалидов, который переведенный в 60-х годах в другое место. В братских келиях устроили интернат для девочек с психическими отклонениями.

Возрождаться в очередной раз из руин и пепла он начал десять лет назад. Первыми поселились там монахини ныне действующего Свято-Тихвинского женского монастыря в Днепропетровске. В 1995 году было принято решение о создании на территории интерната женского обители. Предполагалось, что это будет благотворно влиять на воспитанниц интерната, но Божиим Промыслом было предначертано возвратить монастырю его предназначение.

12 марта 1998 года Священный Синод заслушал рапорт преосвященного Иринея, Архиепископа Днепропетровского и Павлоградского, о преобразовании Свято-Николаевского Самарского пустынного женского монастыря и Свято-Николаевского прихода в г.Новомосковске в мужской Свято-Николаевский Самарский пустынный монастырь и об утверждении наместника этой обители. Журналом №9 они постановили благословить преобразование и утвердили наместником мужской обители иеромонаха Досифея (Савелова) с возведением его в сан игумена.

Первые насельницы во главе с игуменьей Мариной (Ткачук) были переведены на восстановление открывшегося Свято-Тихвинского женского монастыря в город Днепропетровск, больных пациентов перевели в другие интернаты. А на исконной территории Самарского Пустынного Свято-Николаевского монастыря началось возрождение мужской обители.

3 апреля 2004 года в Лазареву субботу митрополит Ириней посетил обитель и освятил восстановленный и реконструированный трапезный храм в честь преподобных Антония и Феодосия Печерских, после чего совершил Божественную Литургию. По окончании богослужения Владыка также освятил отремонтированные помещения под трапезную и хозяйственные нужды.

17 апреля 2004 года в Субботу Светлой Седмицы митрополит Ириней за Божественной литургией, с благословения Его Блаженства Митрополита Владимира, Предстоятеля УПЦ, за усердное и ревностное служение Святой Православной Церкви возвел наместника обители игумена Досифея (Савелова) в сан архимандрита.

В настоящее время в стенах обители подвизается 12 человек. 21 апреля 2005 года, когда митрополит Ириней, в очередной раз посетил обитель для совершения пострига, он благословил четырем послушникам, изъявивших свое желание послужить Святой Церкви и обители, подрясники.

Также в монастыре подвизается схимонахиня Анна (Покорская), в святом крещении Агафья, известная любителям культуры и искусства как заслуженная артистка Украины в советское время. Матушка Анна пришла в ограду святого места на Самаре вместе с первыми поселенцами после возвращения обители в лоно Церкви и уже не покинула ее никогда. 16 февраля 2004 года, в день памяти праведных Симеона Богоприимца и Анны пророчицы, митрополит Ириней, поздравил ее с вековым юбилеем — 100-летием со дня рождения.

В данный момент наступило благодатное время для возрождения былой красоты, славы и величия Самарского Пустынного-Николаевского мужского монастыря. И насельники, во главе с наместником архимандритом Досифеем (Савеловым) прилагают к этому всяческие усилия. Но самое главное, что в сердце монастыря – в главном Свято-Николаевском храме обители – ежедневно совершаются богослужения и Святая Евхаристия.

   1598  просмотров



 Юрий СКУБАК, Днепропетровск. Жизнь епархии в стенах кафедрального собора
 Юрий СКУБАК. 195 лет Свято-Николаевскому храму п. Новые Кайдаки
 Митрополит Днепропетровский и Павлоградский ИРИНЕЙ: «Не бойтесь говорить о Православии, об исконной вере своей земли»
 Юрий СКУБАК, Днепропетровск. Первый катеринославский историк
 Михаил Некрич: «Все, что нами делается, — делается для родных, любимых детей!»
 „Седмице” — 1 год!
 «Зрителю должен быть понятен наш язык»
 Юрий СКУБАК, Днепропетровск. 210 лет храму в Сухачевке
 Юрий СКУБАК. Тамплиеры в Днепропетровске
 Юрий СКУБАК, Днепропетровск. Вперед в прошлое, Или дума о современной работорговле
 Юрий СКУБАК, Днепропетровск. Первый фестиваль колокольного звона в Днепропетровске
 Юрий СКУБАК, Днепропетровск. Цветы для архипастыря
 Юрий СКУБАК, Днепропетровск. По местам казацкой славы
 Юрій СКУБАК. Благословення від Оптиної
 Юрий СКУБАК. «Пойте Богу нашему, пойте…»
 Юрий СКУБАК. Остров надежды
 Юрий СКУБАК. «За духовное возрождение нации»
 Юрий СКУБАК. XII Всеукраинский фестиваль Рождественских песнопений в Днепропетровске «От Рождества к Рождеству»
 Юрий СКУБАК. Вторые Архангело-Михайловские филосовско-богословские чтения «Православие в мировой культуре»
 

© Архивная версия Официального сервера УПЦ "Православие в Украине" 2003-2006 год Orthodoxy.org.ua
(при перепечатке материалов - активная индексируемая ссылка на archivorthodoxy.com обязательна)

Каталог Православное Христианство.Ру