ЦеркваНовиниСтаттіІнтерв'юГалереяРесурсиАвтори 
Календар 

Православіє 
 Основи віри
 Церква

Літопис 
 Новини
 Міжнародні новини

Галерея 
 Події

Письмена 
 Храми і монастирі
 Церковна історія
 Богословіє
 Філософія, культура
 Православний погляд
 Православіє і педагогика
 Молодіжне служіння
 Церква і суспільство
 Порада мирянину
 Суспільство про Церкву
 Церква і держава
 Міжконфесійні відносини
 Розколи
 Єресі та секти
 Подія
 Ювілей
 Дата
 Люди Божі

Слово 
 Слово пастиря
 Інтерв'ю

Православний світ 
 Ресурси
 Нове у мережі
 Періодичні видання
 Православний ефір
 Релігійна статистика
 Электронная лавка
 Бібліотека

Послух 
 Автори



карта сайта
    L00045

02.09.05.
Не буду интриговать вас и сразу объясню, почему так называется эта статья. L00045 - это мой код. Хоть я и не писатель, но все-таки поделюсь с Вами своей историей.
Родился и вырос я в тёплом, солнечном городе. До семи лет всё мне казалось радостным и ярким, но это ощущение исчезло со смертью самого близкого и родного человека — моей мамы. Тогда я ещё не понимал, чем для меня это всё обернётся. Отец стал спиваться и, в конце концов, спился, а я попал в интернат. Но это не было самым худшим – будущее готовило мне куда большие испытания.

Как только мне исполнилось 16 лет, ко мне приехали участковый и заместитель начальника местного уголовного розыска, и на глазах свидетелей подкинули мне наркотики, чтобы избавиться от меня и завладеть нашей квартирой.

Но, к удивлению милиционеров, меня не посадили и срока не дали: «в СССР наркомании не было». Хотя наркомании и не было, но меня все-таки отправили на лечение. Пройдя курс лечения, правда, непонятно от чего и для чего, я вернулся домой. Дома меня ждал сюрприз: в моей квартире уже во всю шел ремонт новых хозяев. По совету соседей и с их помощью я обратился в суд. Это была моей роковой ошибкой. Меня обвинили едва ли не во всех грехах человечества и дали срок. Список статей, по которым меня обвиняли, был настолько долгим, что сейчас я всего и не вспомню. Так я, в мои восемнадцать лет, получил пять лет лишения свободы за свою пятикомнатную квартиру. А отцу дали 500 рублей, которые он тут же пропил.

Попав в лагерь, я сразу познал все «прелести жизни». Я узнал, что такое наркотики, как можно забыться и получить «райское наслаждение» в том аду, которым является зона. Свое освобождение я отметил тем, что накололся до беспамятства. Вскоре я уже был в «системе». Весь в дорогой одежде, сидя с товарищами в роскошном автомобиле, я, бывало, ловил себя на мысли, что вот она, шикарная жизнь. Потом началась «работа», пошли очень большие деньги, казалось, что о другой жизни и мечтать не стоит.

Как-то мне приснился странный сон: я захожу в светлую, большую квартиру с белыми коврами, богатой белой мебелью, и в одной из комнат вижу сидящую в инвалидной коляске страшную старуху, которая вдруг начинает истерически хохотать, уставившись своими горящими глазами прямо мне в лицо. Толкователи снов объяснили мне, что судьба жестоко посмеётся надо мной. И, правда, долго ждать не пришлось. Через некоторое время я очнулся в КПЗ на «кумаре». Первое, что я сделал — договорился с прапорщиком о передаче мне наркотиков. И всё снова пошло своим чередом. Я продолжал «торчать», что в КПЗ, что в тюрьме, а про лагерь и говорить нечего! Мне дали трехгодичный срок. Попал я на 14-ю зону. Следует сказать, что 14-й лагерь был на воровском положении: водку, наркотики и женщин можно было купить в любое время. О каком спрыгивании с иглы могла идти речь!

В 1994 году в лагере появились ВИЧ-позитивные люди. Но никто этого серьёзно тогда не воспринял. Варили наркотик и кололись все вместе. Когда «кумарит», ты не думаешь о новом чистом шприце — на зоне все колются одним промытым шприцом.

Когда в 1995 году я освободился, я был просто шокирован тем, как за это время изменилась жизнь. Я начал задумываться о том, как жить дальше. Но опять нашел тот же выход из положения – наркотик. Через время я начал замечать, что со мной происходит что-то не понятное: если раньше я на улицу выходил с «иголочки», то теперь я перестал обращать внимания на то, во что я одет и как выгляжу. Я стал осознавать, что я «опускаюсь».

Почему-то в жизни единственное, на что мне везет, так это на друзей и хороших людей. Поэтому даже в самый тяжелый момент я не опустил рук, продолжая верить в СУДЬБУ. Мне выпало счастье познакомиться с девушкой, которая стала для меня хорошим и надёжным другом. Для нее я готов пожертвовать всем, так как я знаю, что это чувство взаимно. Когда я понял в 1997 году, что у меня другого шанса нет и не будет, я согласился переехать жить к ней. Приехав к ней, я увидел подлинную красоту природы: лес, горы, чистый Черемош.

Мне стало понятно, что если я не перестану колоться, то никакой жизни ни с кем и никогда не получится. У меня оставалась колба с пятнадцатью кубиками «раствора», и, поставив её на шкаф, я сам сел напротив в кресло. Так я просидел около трех суток, кроме чая и сигарет за эти дни я ни к чему не притрагивался. Вот так и закончилась моя «дружба» с наркотиком. Может это и звучит нереально, но все было именно так.

Резкий отказ от наркотиков был стрессом для моего организма. И с осложнением в лёгких я попал в больницу. В больнице я и узнал о своем статусе. Я был шокирован: мало того, что в тот момент от слабости я не мог пройти и десяти метров и меня водили в туалет под руки, так тут еще и ВИЧ.

Люди, сталкиваясь с такой проблемой как у меня, впадают в панику. Но это не самое главное: паника рано или поздно проходит, а человеку дальше приходится жить и лечиться. Я обратился за помощью к врачам. Но они сразу поинтересовались, есть ли у меня деньги на лечение. Узнав о его стоимости, я понял, что мне в больнице делать нечего. Поэтому я решил, что если буду умирать то не в больнице, а дома. Но так просто сдаваться я не собирался. Так, по совету людей, я начал пить козье молоко. А потом меня отвезли к деду знахарю в горы. Когда меня внесли к нему в хату, он взглянул на меня и сразу сказал, что у меня туберкулез. После этого он наломал еловых веток, сварил отвар и дал мне его выпить. После этого дед сказал жене, чтобы она шла домой, и что, мол, через десять дней я вернусь. Так и произошло! Обследовавший меня перед всем эти врач заявил моей жене, что я не проживу и двух недель. Когда я его встретил через год, первое, что он сказал мне, было: «Ты еще живой?» Странно и больно было слышать такой вопрос из уст человека, который дал клятву Гиппократа и который клялся бескорыстно помогать людям.

На втором году жизни со статусом, с постоянным чувством ожидания смерти, я понял, что ждать не имеет смысла и что надо просто жить, как живут все люди. Я занялся малым бизнесом. Денег зарабатывал не много, но на жизнь хватало. Наступил третий год. Если три года назад я не мог пройти и десяти метров, то сейчас я бегал по горам так, что гуцулы не могли за мной угнаться. Конечно, сейчас у меня здоровья не двадцатилетнего паренька, но и любой другой, когда ему сорок лет уже не имеет такого здоровья, как в семнадцать. Прошло пять лет, а я все также был наедине со своей проблемой. Я ни с кем не общался, никому свою душу не открывал. По правде говоря, я сам создал огромную стену между собой и людьми. В 2005 году я узнал о Всеукраинской Сети ЛЖВ, познакомился с людьми, работающими в ней. Вот тогда-то я и понял, что мне хоть и скоро сорок, но жизнь только начинается.

Вот такая моя история. В заключение хочу сказать, что я с удовольствием поделюсь своим опытом о том, как больному человеку, у которого нет денег, можно поддерживать своё здоровье. Те, кому это интересно, могут обращаться по адресу: Украина 58000 г.Черновцы, ул. Старобельская, 3. Тел. (0372) 572467, Е-mail:  rp_vslgv@land.ru (спрашивать L00045).

P.S. Хотел бы поделиться мыслями, навеянными прочтением книги «Люди и ВИЧ».

Лечение травами, духовное лечение, АРВ-терапия, это все необходимо. Но пока общество не поменяет свое мнение о позитивных людях, нам будет очень тяжело в этом обществе жить. Когда я иду по улице или общаюсь с кем-то в магазине, я чувствую себя скованным и напряженным. Я себя постоянно контролирую, что и как я должен говорить, о чем вести разговор. Когда-то Слава из Крыма посоветовал мне: «Откройся и тебе сразу станет легче». Когда я подумал, что я бы с удовольствием это сделал, но мысль о моих родных, близких мне людях, которых я не имею право подвести под удар, удерживает меня от этого. Там, где я сейчас живу и с кем общаюсь на эту тему, я понял одно: люди вообще не информированы и не готовы к тому, чтобы просто общаться с позитивными людьми, не говоря уже о более близких отношениях.

Я полностью разделяю слова Тамилы, приведенными в книге «Люди и ВИЧ»: «Жизнь прекрасна со всеми ее достоинствами и недостатками. С ВИЧ можно жить полноценно и другим можно жить с нами рядом». Мы еще молодые люди, которые могут работать, и приносить пользу своей стране, а общество не хочет этого принять. Поэтому мы должны постоянно информировать общество о ВИЧ и людях, живущих с ВИЧ, чтобы оно, общество, начало менять свое отношение к ВИЧ-позитивным людям.

L00045





 Християнський погляд на профілактику негативних явищ
 Ксенія КУЧЕРЕНКО. Боже мій, Боже, навіщо ти мене залишив!
 Ксенія КУЧЕРЕНКО. Вечори на хуторі поблизу Диканьки
 Ксенія КУЧЕРЕНКО. Сторінки з особистого щоденника психолога СНІД-центру
 Ксенія КУЧЕРЕНКО. “Блаженні милостиві”
 Оксана КУЧЕРЕНКО. За что так упорна болезнь моя?
 

© Архивная версия Официального сервера УПЦ "Православие в Украине" 2003-2006 год Orthodoxy.org.ua
(при перепечатке материалов - активная индексируемая ссылка на archivorthodoxy.com обязательна)

Каталог Православное Христианство.Ру