ЦеркваНовиниСтаттіІнтерв'юГалереяРесурсиАвтори 
Календар 

Православіє 
 Основи віри
 Церква

Літопис 
 Новини
 Міжнародні новини

Галерея 
 Події

Письмена 
 Храми і монастирі
 Церковна історія
 Богословіє
 Філософія, культура
 Православний погляд
 Православіє і педагогика
 Молодіжне служіння
 Церква і суспільство
 Порада мирянину
 Суспільство про Церкву
 Церква і держава
 Міжконфесійні відносини
 Розколи
 Єресі та секти
 Подія
 Ювілей
 Дата
 Люди Божі

Слово 
 Слово пастиря
 Інтерв'ю

Православний світ 
 Ресурси
 Нове у мережі
 Періодичні видання
 Православний ефір
 Релігійна статистика
 Электронная лавка
 Бібліотека

Послух 
 Автори



карта сайта
  Елена ЧЕРЕДНЕЧЕНКО.   Избавление от греха

О том, что произошло тогда с нами в Свято-Покровском храме, знают только мои родители. Даже родителям мужа мы не стали говорить, — слишком уж все, что случилось, было непредсказуемо, интимно и необъяснимо. Об этом, может быть, больше никто и не узнает, но видя, как живут близкие дорогие люди, мои друзья, просто хорошие знакомые, ища и не находя покоя и радости в семейной жизни, мне с каждым годом все больше и больше хочется рассказать о начале огромного счастья в нашем маленьком мирке. Рассказать, чтобы другие услышали. Рассказать, чтобы поверили, задумались, и, возможно, что-нибудь в своей жизни изменили…

Начиная студенческую жизнь в институте, ни я, ни мои подруги не были настроены как-то особенно охранять или сохранять невинность, которую можно сказать, чудом удалось уберечь до 17 лет. Барышни мы были довольно симпатичные. И хотя молодые люди не падали, глядя нам идущим по улице вслед, и сами собой в штабеля не укладывались, недостатка в носителях шоколадок и распивателей рюмочек чая в общаговской комнатушке мы не ощущали. «Своего» парня я увидела сразу. То, что это «мое», поняла с первого взгляда. Со второго — убедилась, что чувство взаимно. А после третьего мы стали встречаться. Постелью дело закончилось ровно через месяц и 6 дней после того, как он шепотом сказал мне о любви в День святого Валентина.

В моей семье мама категорически требовала от меня не вкусить запретного плода близости с мужчиной до совершеннолетия. А, собирая в университет, обреченно выдала мне пузырек с противозачаточными таблетками. «Если все же забеременеешь, приезжай, что-нибудь решим», — мама, хотя и была православной и ходила в церковь, не допускала мысли о том, что ее чадо должно так и остаться в чистоте до самого венчания. Да что там, про такое тогда ни она, ни я не думали. Все это было далеко, а новая взрослая беззапретная половая жизнь — прямо на пороге…

Встречались мы с моим любимым «как все». Вместе прогуливали пары, гуляли до закрытия общаг по студгородку, горланя песни и поглощая стандартное «пиво с орешками». Когда удавалось, оставались друг у друга ночевать, спроваживая соседей по комнате, дабы те не мешали интиму. И, конечно же, изо всех сил предохранялись. Со временем сами собой добавились нетрадиционные виды любви. В сексуальном общении постоянно хотелось чего-то нового, необычного. Пробовали всякое, даже природе человеческой чуждое. А важного катастрофически не хватало.

Мы друг друга любили. Очень сильно, крепко, беззаветно. Но и сильно мучили. Я — относительно спокойная, он — тоже, но не проходило и дня без скандала, нервотрепки или разборок. И абсолютно все — на ровном месте. «Ненавижу его, презираю, ненавижу! Откуда он взялся на мою голову! Хочу, чтобы исчез. Сейчас же!», — писала я в своем дневнике после очередной «выясниловки». А рядом на следующей странице — «Он самый любимый, он — мое счастье, самое лучшее, самое дорогое». Тогда непонятное мое раздвоение только теперь, спустя время, для меня раскрылось, расшифровалось, обнажив бедную, раненную блудной жизнью душу мою и мою Любовь. Истинная Любовь сама по себе чиста, добра, преданна, в корне не способна причинить боль, и глубоко жертвенна. Она дана Богом как величайшая милость человеку и раскрывает полноту и непостижимую силу Любви Божественной к своему творению. Но грех как преступление человека против Творца искажает этот Господний дар до неузнаваемости. Огромное, бесчисленное множество примеров любви-пытки, любви-страдания имеем мы перед глазами. Анна Каренина и Вронский, Эмма Бовари и Родольф, Гумберт и Лолита, Феб и Эсмеральда страдали именно потому, что любили любовью порочной, греховной, преступной. В настоящей чистой любви нет страдания и нет боли…

А в нашей греховной — была. При том не только душе досталось, но как следствие блудной жизни появились и нехорошие болячки. И при чем, одна за другой. Я у моего любимого была первой, а он у меня — вторым. Как оказалось впоследствии, молодой человек, который соблазнил меня один единственный раз еще до того как моя «половинка» повстречалась у меня на пути, оказался носителем целого справочника венерических болезней. Все они дружно перекочевали ко мне, а через меня и к любимому. Говорить, как было неприятно, и нужды особой нет. Денег на лечение ушло — тоже не сосчитать. А хворь вылазила как не одна так другая.

Вот так и жили: любили — ругались — лечились. А редко-редко, на праздники и в церковь ходили. Даже исповедовались и причащались. Батюшки выслушают исповедь, скажут молиться о благополучии в супружеской жизни таким-то и таким-то. Возвратимся домой, и в койку.

Однажды на Новый Год мы с моим молодым человеком, уже имея за плечами трехлетний стаж «встречания», поехали ко мне домой. Родители посмотрели на нас, «женитесь», — говорят. Постановили на лето, где-то в июле и под венец. Радостные, окрыленные вернулись мы в свой дом. «Все будет по-другому, по-новому», — пело сердце. И тут, ни с того, ни с сего меня упорно стало преследовать ощущение беды. Очень большой и неотвратимой. И еще я чувствовала, что беда наступит, но я буду жить с ней и преодолевать долго и упорно, без отчаяния и паники. Моя интуиция, а точнее ангел-хранитель, изо всех сил меня предупреждал.

Наверное, тот день был наш последний шанс. Мы пришли оба в церковь на Исповедь и на Причастие. Назавтра начинался Великий пост — время чистосердечного покаяния и очищения. Мы стали в очередь к одному батюшке. Видели его впервые. Свой «главный» грех обычно я говорила в самом конце, чтобы сразу дать себе хоть немного времени морально подготовиться. Стыдно было как-никак. И тут, после объявления о наших неплатонических отношениях с любимым, благодушное лицо батюшки перекосилось, и он вдруг строго и злобно сказал: «Отлучаю на год тебя от Причастия». Мои слезы не заставили себя долго ждать. Я плача объясняла, что через полгода венчаться нам, как же без Причастия. А священник настаивал: «Ты же блудной жизнью живешь, как смеешь ты вообще Тело и Кровь Господню принимать!». Рыдала уже даже не я, а моя обессиленная, увязшая в греховном болоте душа. Священник ушел в алтарь помолиться, я осталась один на один с иконами, не имея сил поднять глаза на лики святых, и только сильно-сильно просила Бога меня простить. Когда вернулся батюшка, сказал так спокойно и серйозно: «Обещай, что больше не будешь спать со своим женихом до венчания. Клянись на Библии навсегда оставить блудную жизнь и впредь хранить себя в чистоте». Эти слова дикостью прозвучали для меня. А первой мыслью было — «ведь это невозможно!». Но душа уцепилась за эту ниточку и изо всех сил завопила о помощи. «Клянусь», — сказала я. И через минуту уже хранила в себе Христа принятого. А за мной шел мой любимый. И батюшка точно также, поговорив с ним немного, уходил в алтарь для молитвы…

Весь остаток службы я проплакала от счастья. Наверное, до того момента я и не была никогда так сильно счастлива. Душа моя молилась и не находила слов благодарности Богу за эту милость, за спасение, за помощь в победе над грехом и благословение на новую жизнь. В тот же день бесследно исчезло ощущение беды и появилось сильная уверенность, что все теперь будет по-другому…

То, что Бог простил нас, я читаю теперь в глазах моей дочечки, которая наполняет счастьем наш дом. И поженились мы радостно, и живем в любви чистой, неискаженной, без обид и оскорблений, и ребенка ждали с упоением, и рожала легко. Да, кстати, после свадьбы мы никогда больше не практиковали всякие другие нетрадиционные виды занятий любовью. Просто перехотелось, и возвращаться к этому мы оба даже не думаем. Наша жизнь после венчания сама по себе устроилась наилучшим образом.

Страшно подумать, что ждало бы нас, не откажись мы перед Великим постом от обычного, «как у всех», греха.


 

© Архивная версия Официального сервера УПЦ "Православие в Украине" 2003-2006 год Orthodoxy.org.ua
(при перепечатке материалов - активная индексируемая ссылка на archivorthodoxy.com обязательна)

Каталог Православное Христианство.Ру