ЦеркваНовиниСтаттіІнтерв'юГалереяРесурсиАвтори 
Календар 

Православіє 
 Основи віри
 Церква

Літопис 
 Новини
 Міжнародні новини

Галерея 
 Події

Письмена 
 Храми і монастирі
 Церковна історія
 Богословіє
 Філософія, культура
 Православний погляд
 Православіє і педагогика
 Молодіжне служіння
 Церква і суспільство
 Порада мирянину
 Суспільство про Церкву
 Церква і держава
 Міжконфесійні відносини
 Розколи
 Єресі та секти
 Подія
 Ювілей
 Дата
 Люди Божі

Слово 
 Слово пастиря
 Інтерв'ю

Православний світ 
 Ресурси
 Нове у мережі
 Періодичні видання
 Православний ефір
 Релігійна статистика
 Электронная лавка
 Бібліотека

Послух 
 Автори



карта сайта
 Протоирей Дионисий ДУНАЕВ.   Філософія, культура:
Индивидуация и самость в психологии К.Г. Юнга

В психологии Юнга индивидуация (Individuation) является процессом психологической дифференциации, осуществляющим развитие индивидуальной личности: “Индивидуация есть процесс образования и обособления единичных существ — говоря особо, она есть развитие психологического индивида как существа отличного от общей, коллективной психологии… Индивидуация стоит всегда в большей или меньшей противоположности к коллективной норме, потому что она есть процесс выделения и дифференцирования из общего, процесс выявления особенного, но не искусственно создаваемой особенности, а особенности, заложенной уже априори в наклонностях существа”. Для процесса индивидуации необходима интеграция сознания и бессознательного, так как само понятие индивидуация еще не отвергает коллективной нормы…

Целью этого процесса является раскрытие трансцендентной функции (Transzendente Funktion) и обретение Самости (Selbst). Мы не даем здесь полного описания процесса индивидуации, так как, во-первых, он очень пространно изложен, во-вторых, “нет никакой возможности передать читателю, которому не довелось потрудиться над произведениями Юнга, необычайное многословие, путаность, противоречивость и туманность юнговских идей индивидуации. Также нет никакой возможности подвергнуть их систематическому анализу, если не делать ясного различия между: а — формулировками, которые, будучи истинными или ложными, по крайней мере, имеют какое-то отношение к психологии; b — суждениями о жизни, которые являются не более чем субъективными предрассудками; с — случайными мыслями, которые введены в изложение либо потому, что они вдруг пришли автору в голову, либо потому, что он считает, что они создают впечатление глубокомыслия”. Ученица Юнга Иоланда Якоби так кратко формулирует процесс индивидуации: “Это напряженное аналитическое усилие, которое сосредотачивается со всей возможной полнотой и под руководством сознания на внутреннем психологическом процессе… прорубая слой за слоем по направлению к тому центру, который является источником и первоосновой нашего психического существования — к внутреннему ядру, к нашей Самости”. В этом случае Самость является и целью и началом, подобно энтелехии Аристотеля, хотя сам Юнг высказывался против того, чтобы считать Самость “философской идеей, поскольку она не утверждает своего существования, т.е. она не гипостазирует самое себя”.

В аналитической психологии Юнга Самость есть архетип целостности — наиболее полного человеческого потенциала; Самость — это единство личности, регулятор психики. Юнг поэтому часто обозначал достижение Самости словом B8ZDT:". Самость предстает как идеальная возможность человеческого устремления. Более того, Самость в психологии Юнга является тем, что традиционные религии вкладывают в понятие “Бог”: “переживание Самости характеризуется нуминозностью6 религиозного откровения. В этом смысле Юнг полагал, что нет существенной разности между Самостью как эмпирически постигаемой психологической реальностью и традиционным представлением о верховном божестве”. Пожалуй, не стоит недооценивать подобные постулаты, ведь в случае, если какой-нибудь православный исследователь, по примеру Вышеславцева или Евдокимова, сочтет полезным синтезировать православное вероучение и психологию Юнга, то следует предварительно ознакомиться с самым основным — что говорит Юнг о Боге как Личности? Ведь если бесполезна дискуссия с отвергающим основы, тогда тем более бесполезны синтезы противоположных учений. Юнг не решается прямо отвергнуть бытие Бога, его подход более тонок: религиозная вера есть показатель примитивного уровня сознания. Эта вера, в сущности, не плоха, но часто становится причиной неврозов и других психических нарушений, поэтому для человека необходимо, выражаясь гегелевской категорией, снятие веры в личностного Бога, как психотравмирующего фактора, замена ее (веры) осознанием в себе подлинного “божества” — Самости. Это и является тем, что мы называли психологическим атеизмом Юнга.

Теперь стоит рассмотреть упоминавшуюся выше трансцендентную функцию. Это психическая функция, “возникающая в результате напряжения между сознанием и бессознательным и поддерживающая их единство”; таким образом, она осуществляет связь между противоположностями. Юнг пишет: “Под “функцией” я разумею не основную функцию, а сложную, составленную из других функций, а термином “трансцендентный” я обозначаю не какое-нибудь метафизическое качество, а тот факт, что при помощи этой функции создается переход из одной установки в другую. Сырой материал, обработанный тезисом и антитезисом и соединяющий в процессе своего формирования обе противоположности, есть жизненный символ. В его надолго неразрешимом, сыром материале заложено все присущее ему богатство предчувствиями, а в том образе, который принял его сырой материал под воздействием противоположностей, заложено влияние символа на все психические функции. Намеки на основы процесса, образующего символ, мы находим в скудных сообщениях о подготовительных периодах жизни у основателей религий, например в противоположениях Иисуса и Сатаны, Будды и Мары, Лютера и черта, в истории первого светского периода жизни Цвингли, у Гете в возрождении Фауста через союз с чертом. В конце Заратустры мы находим замечательный пример подавления антитезиса в образе “безобразнейшего человека”.

Приведенная обширная цитата показывает нам характер юнговской трансцендентной функции, еще раз демонстрирующий дуализм и этический релятивизм Юнга. Остается непонятным следующий факт: Юнг прекрасно представлял себе всю огромную разницу в менталитете западных и восточных народов (христиан и нехристиан), и, тем не менее, настаивал на чисто восточном нехристианском дуализме, который неприемлем для европейской ментальности и духовности, в корнях своих все же христианских, хотя и отошедших далеко от Христа и Его учения. Истинным психотерапевтическим средством для европейцев послужило бы возвращение в Церковь, а не суггестивное навязывание чуждой религиозно-этической установки. Может быть, для индуса или китайца символическое объединение в душе Христа и дьявола обозначило бы некий “синтез мудрости” в духе отсутствия полного представления об Истинном Боге, но вряд ли это принесет пользу душе человека, выросшего в стране с традиционно христианским укладом жизни.

Лечить невроз европейца путем установки на этический релятивизм равносильно прямому разрешению грешить и не терзаться при этом угрызениями совести. Согласно учению психоанализа, невроз возникает по причине противоречия между желаемым и должным. Но именно поэтому невроз видится нам как результат искаженной духовной жизни, не знающей радости покаяния, освобождения от греховной тяжести. Невроз должен побудить человека к поиску смысла своего страдания и к поиску исцеления. В страдании также может быть определенный смысл, как считает Виктор Франкл, вводя понятие homo patiens. Невроз несет нравственную нагрузку, которую не способен окончательно разобрать психоаналитик, но которую в силах исцелить благодатная помощь Церкви при сознательном обращении человека. Интегрируя темные аспекты души в сознание для создания трансцендентной функции, психоаналитик-юнгианец активизирует в пациенте зло, находившееся “по ту сторону баррикады”. Человек поначалу испытывает упоение тем иррациональным бессознательным содержанием, что психоаналитик “поднял” из глубины его души — подобное состояние хорошо описал Н.В. Гоголь в “Вие”, когда Хома Брут летел на ведьме. Но последствия будут плачевными — человек начнет считать себя обладателем подлинного знания, тяжело заболеет грехом гордыни, — это похоже на состояние сектантов, убежденных в своем непременном спасении и праведности.

Для примера описания процесса индивидуации Юнг использовал описание алхимических опытов. Алхимической проблематике Юнг посвятил несколько своих произведений. Надо сказать, что Юнг довольно серьезно занимался исследованием алхимии и досконально изучил множество источников. В аналитической психологии Юнга речь идет о психологическом и символическом значении алхимии — ее Юнг рассматривал как средневековую предпосылку исследования бессознательного, а именно — изучение трансформации личности. Как в алхимии имел место процесс превращения исходных неблагородных материалов в lapis philosophorum, золото или “эликсир жизни”, так и Юнг считал процесс индивидуации сродни алхимическому — человек проходит через стадии психоанализа к своей душевной завершенности. Например, lapis philosophorum является метафорой Самости.

Мы не будем здесь давать описания всей психолого-алхимической проблематики у Юнга, так как это потребовало бы написания отдельной работы. Отметим лишь эту странную, порой необъяснимую тенденцию Юнга связывать свои психологические построения то с гностицизмом, то с оккультизмом, то с алхимией. Гностическим является и его учение об индивидуации, Самости и трансцендентной функции: “Освобождение целостного человека от земной тщеты Юнг предполагает заменить обусловленным становлением сознания процессом “индивидуации”, а на место объединения с сущим в себе Богом он ставит “самость” (das Selbst), как известно, опять-таки первоначально мистическое понятие, которое, однако, Юнг использует уже не в подлинно мистическом смысле, а в гностическом”.

Эклектизм Юнга в его учении о Самости как цели психотерапии противоречит христианскому учению об обожении и спасении. В психологии Юнга Христос хотя и является символом Самости, но Будда — предпочтительней, так как Христос воплощает в себе только добро, а “Самость — это объединение противоположностей par excellence. И здесь она существенно отличается от символа Христа”.

Остается только констатировать полную несовместимость православной традиции и аналитической психологии Юнга в подходе к вопросу о предназначении человека, его самоактуализации.

Опыт зла, как необходимый компонент достижения Самости, совершенно неприемлем для христианина. Победа над злом не достигается сознательной или бессознательной интеграцией зла: “Зло можно победить лишь добром, а значит — полнотою Божией любви в себе”.

Процесс индивидуации предусматривает последовательное раскрытие бессознательных содержаний психики человека. Однако мы не можем согласиться с необходимостью подобной практики. Бессознательное есть природное предохранение человека от тех страшных перспектив греха, которые ожидали бы человека в случае, если бы вместе с грехопадением у него остались бы высшие дарования первозданного человека. Человеку оставлено лишь то, что составляет habitus — тот душевный уровень, которого достойно его падшее состояние. Этих душевных сил, однако, достаточно для существования — недостающее восполняется благодатью Божьей и личным устремлением человека. Поэтому проникновение в бессознательные глубины души не с целью ее преображения, не с целью покаянного катарсиса, а с целью юнгианского самообожествления, “расширения сознания”, достижения Самости сулит человеку лишь углубление его падения: “В области бессознательного, в тайниках и хранилищах души, “под самым умом” (прп. Макарий Египетский) находится и источник греха — та нечистая духовная сила, которая вошла в человека с грехопадением. Вот почему так опасно людям, не имеющим духовного опыта, не получившим благодатного дара различения духов, различения добра и зла, любое вторжение в эту сокровенную область”.





 Протоиерей Дионисий ДУНАЕВ. Церковь, Библия и сектантство
 

© Архивная версия Официального сервера УПЦ "Православие в Украине" 2003-2006 год Orthodoxy.org.ua
(при перепечатке материалов - активная индексируемая ссылка на archivorthodoxy.com обязательна)

Каталог Православное Христианство.Ру